А мне
  • «На сколько процентов ты прихожанин?»

    Какой должна быть приходская община, на чем основываться, как строится? Насколько велика ответственность прихожан? Можно ли назвать прихожанами тех, кто ходит в храм, участвует в таинствах, но находится вне приходской жизни? Размышляет протоиерей Александр Балыбердин, благочинный церквей города Кирова.


    Что такое приходская община сегодня?
    – Думаю, что правильный ответ на этот вопрос в значительной степени зависит от нашего понимания Церкви. Потому что, какая бы община ни создавалась, какой бы приход ни организовывался, он является частью Церкви, которая, по слову апостола, есть Тело Христово.
    Протоиерей Александр БалыбердинПротоиерей Александр Балыбердин
    Поэтому, на вопросы: «что есть приход?», «куда и к кому приход?», – думаю, можно ответить так: приход или прихожане – это люди, пришедшие ко Христу, собранные вокруг Христа, ставшие частью Его Тела – Церкви Христовой.
    Но, вроде, это подразумевается само собой…
    – «Само собой» – спорное утверждение. К сожалению, опыт свидетельствует об обратном. Бывает, и нередко, что люди приходят в церковь вовсе не для того, чтобы соединиться со Христом через участие в церковных таинствах исповеди и причащения Святых Христовых Таин, а для того, чтобы что-то «получить» от Бога: «пятерку» на экзамене, здоровье, движение в делах, удачно продать дом, приобрести квартиру и прочее.
    Другие ходят в храм, чтобы послушать церковное пение, и, если им нравятся древнерусские распевы, они готовы до хрипоты спорить с теми, кому они не нравятся.
    Бывает, что после того, как хор исполнит какой-то особенно любимый ими «номер программы», они тут же выходят из храма, даже посреди Божественной литургии, полагая, что «больше здесь делать нечего».
    Даже в многодневный крестный ход длиной в сто и более километров некоторые люди идут вовсе не для того, чтобы соединиться со Христом, а чтобы «испытать себя», «встретиться с единомышленниками» и т.п. Возвратившись домой, они с восторгом рассказывают о том, как «было здорово» в крестном ходе, и с презрением смотрят на тех, кто в него не ходил.
    Есть прихожане, которые ходят в храм «на священника» – повидать и послушать «любимого батюшку». Причем, не обязательно мудрого и многоопытного старца, а того, кого они, что называется, «сами себе назначили в духовники», и даже не смотрят в сторону других клириков и прихожан.
    По этому поводу даже существует шутка о том, что у православного христианина помимо храма, в который он ходит, будто бы обязательно должен быть храм, в который он не ходит. Очень горькая шутка, но она порой вполне адекватно отражает состояние если не всей приходской общины, то части прихожан.
    Причем, как показывает опыт приходской жизни, все эти почитатели батюшек, любители древнерусского пения и крестных ходов, как правило, именно себя и считают «настоящей общиной» и «ядром прихода».
    Но спросите их о Христе, спросите, какое отношение всё это и они сами имеют ко Христу, и своим вопросом вы, скорее всего, поставите их в тупик и услышите в ответ: «Разве не для этого существует Церковь, чтобы люди ходили крестными ходами, ставили свечи, пели в храме и слушали священников?»

    И действительно, разве это плохо?
    – Конечно, когда люди заходят в храм, чтобы поставить свечи или послушать церковное пение, ничего плохого в этом нет. Я и сам когда-то ездил на окраину города только для того, чтобы послушать, как хор поет «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф», после чего выходил из храма – в начале Евхаристии, в один из наиболее важных, глубоких и волнующих моментов Божественной литургии.
    Плохо другое – когда весь наш опыт церковной жизни, все отношения с Богом ограничиваются только этим.
    Между тем, если вчитаться, вдуматься в слова «приход», «прихожане», то сам собой рождается вопрос – куда, к кому и зачем мы приходим, переступая церковный порог? Думаю, что одна из задач священника состоит именно в том, чтобы объяснять людям, что мы должны приходить ко Христу.
    А если так, то и соединяться мы должны не вокруг каких-либо идеологических концепций, обрядов, традиций или даже весьма выдающихся и заслуженных пастырей и, уж тем более, не вокруг «себя, любимого», собственных увлечений или пристрастий, а вокруг Христа. Только тогда наш приход будет частью Церкви, как Тела Христова.
    Но как это сделать?
    – Очевидно, что если мы хотим прийти и привести других людей ко Христу, то должны знать, где Он находится, где пребывает. Если мы не станем фантазировать, а спросим Самого Христа, то нас ожидает потрясающее, быть может, самое важное в нашей жизни открытие.
    Церковь свидетельствует о Нем словами, которыми священники приветствуют друг друга во время Божественной литургии: «Христос посреди нас!» Они означают, что Христос всегда пребывает

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    среди Своих учеников, в основанной Им Церкви. «Никакоже отлучаяся», то есть неотлучно, как сказано об этом в кондаке праздника Вознесения Господня. Поэтому самый прямой путь ко Христу – это участие в жизни Его Церкви и, прежде всего, в церковных таинствах.
    Собственно, в этом и состоит смысл таинства крещения, во время которого священник спрашивает: «Сочетоваешься ли Христу?» – на что крещаемый отвечает: «Сочетоваюся», то есть, соединяюсь с Христом.
    Именно с Христом, а не с древнерусским пением, церковнославянским языком, крестным ходом или, пусть даже самым одаренным и заслуженно любимым прихожанами, священником. Все это важно лишь в ту меру, насколько ведет ко Христу, являет Христа.
    А если так, то жизнь христианина немыслима без участия в таинстве покаяния, в котором мы стремимся восстановить нарушенное грехом единство с Христом, и в таинстве евхаристии, в котором дерзаем причащаться Его Тела и Крови, то есть достигнуть максимально возможного единства с Ним.
    Неслучайно опытные священники говорят, что приход собирается вокруг евхаристической чаши, и число прихожан, как и состояние дел на приходе, можно узнать не столько из годового отчета, сколько на воскресной литургии, в том числе, по количеству причастников.
    Но можно ли назвать человека прихожанином, если он участвует в таинствах, но после литургии сразу домой, если он ничего не знает о жизни прихода?
    – Возможно, я ошибаюсь, и более опытные священники меня поправят, но считаю, что всякий человек, который регулярно исповедуется и причащается Святых Христовых Таин, является прихожанином.
    Что касается остальной социально-культурной деятельности, которая сопровождает жизнь прихода, то она, конечно, важна, но все же, на мой взгляд, вторична. Да и вправе ли мы требовать от всех людей, чтобы они были социально активными? Ведь мы все такие разные.
    Пусть кому-то нравится ходить крестными ходами, другим по силам трудиться на благоукрашение храма, помогать больным и обездоленным, а кому-то нравится молодежное служение. Все это замечательно, и всем им должно найтись место на приходе.
    Но есть люди, которые не склонны ни к тому, ни к другому, им нравится просто в уголочке постоять, помолиться, причаститься, исповедоваться. Неужели мы вычеркнем их из числа прихожан, и по какому праву?
    Ведь, если наш приход – это приход ко Христу, то это вопрос глубоко таинственный, личный. Поэтому давайте не будем требовать, чтобы непременно все прихожане паломничали по святым местам, овладевали крюковым письмом и пели песни под гитару.
    Когда-то, придя в дом Марфы и Марии и увидев, как первая сестра старается достойно принять дорогого гостя, Христос привел ей в пример Марию, которая села у ног Спасителя, чтобы внимать Его словам, и сказал: «Марфа, Марфа! ты заботишься и суетишься о многом, а одно только нужно; Мария же избрала благую часть, которая не отнимется у нее» (Лк. 10, 41-42).
    Посмотришь на иной приход и невольно подумаешь, может, и здесь батюшке с прихожанами также надо перестать «суетиться и заботиться о многом», а прийти ко Христу и быть со Христом. Как в храме, так и за его оградой, в том числе дома, в семье и на работе, где проходит значительная часть нашей жизни, быть христианином, то есть жить в постоянном присутствии Христа.
    Фото: bogoslov.ruФото: bogoslov.ru
    Хорошие слова «перестать суетиться». Но, может, кто-то истолкует их таким образом, что прихожане не должны заботиться о своем храме. Будто это дело одного только настоятеля.
    – Ну, как не должны? Конечно, должны. Только заметим, что храм – не настоятеля и не прихожан, а Божий. Это дом нашего Небесного Отца. Поэтому и к заботе о храме обязывает любовь к Отчему дому, а не какая-то корпоративная солидарность: «дескать, украсим наш храм так, чтобы все обзавидовались».
    Именно поэтому и я поддерживаю храм своими пожертвованиями – чтобы в Отчем доме были красота и порядок, он был чист и ухожен, в нем совершалась Божественная литургия, звучало Слово Божие, получали помощь немощные, находили утешение скорбящие, обретали веру сомневающиеся. Как у Бога все – родные и близкие, так и для нас чтобы не было чужих и дальних и, тем более, лишних, ненужных людей.
    Однажды я услышал, как, прощаясь с прихожанами, один священник сказал примерно следующее: «Вы знаете, что завтра будет день памяти преподобного Серафима Саровского, и в нашем городе есть посвященный ему храм. Я не обижусь, если завтра вы придете не в нашу церковь, а именно в тот храм, чтобы в день его престольного праздника помолиться и возрадоваться с его прихожанами. Мы – христиане, и, значит, – Христовы. Мы все – единая Церковь».
    Вот и апостол Павел пишет: «Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов». Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?» (1 Кор. 1, 12-13).
    И если мы понимаем, что пришли в Церковь не своей, а Его волей, то и наш приход должен быть приходом ко Христу, вокруг Него создаваться и жить, как часть Его Церкви – Тела Христова. Жить по Его заповедям – с любовью к Богу и ближнему, чтобы для нас не было в Церкви чужих священников, чужих приходов и чужих людей, а все мы были членами Единой Церкви, братьями и сестрами во Христе.
    Какова в этом роль священника?
    – В Евангелии от Марка есть замечательный образ, который, в какой-то степени, является ответом на этот вопрос. Однажды Иисус плыл с апостолами в лодке вдоль берега Галилейского моря, а люди, желавшие встречи с Ним, шли вдоль кромки моря, ожидая момента, когда Учитель сойдет на берег.
    Со стороны, из лодки Христа и апостолов, они были похожи на стадо овечек, рассеянно бредущее по прибрежным холмам. Поэтому, как пишет Марк, Иисус сошел на берег и «сжалился над ними, потому что они были, как овцы, не имеющие пастыря, и начал учить их много» (Мк. 6, 34).
    «Овцы без пастыря» – это не только прихожане без священника, но и священники без архиерея. С особой силой это было дано почувствовать нам, вятским клирикам, три года назад, когда преставился ко Господу наш дорогой владыка митрополит Хрисанф (Чепиль), управлявший епархией без малого 33 года.
    Тогда мы все словно осиротели, и потребовались не дни, а годы, чтобы мы снова смогли почувствовать себя единой семьей, «словесным стадом Христовым», как сказано о Церкви в последовании таинства крещения.
    Думаю, роль священника, прежде всего, состоит в том, чтобы помочь человеку во всех событиях его жизни видеть Благую волю Божию и помогать ему «жить во Христе», то есть, в постоянном присутствии Спасителя.
    Для создания прихода это важно вдвойне, потому что для правильного устроения церковной общины ее жизнь должна быть христоцентрична, община должна собираться вокруг Христа, а не «вокруг священника» или какого-либо дела. Даже столь важного, как восстановление или строительство храма.
    Приведу один пример. Как-то раз один мой знакомый предприниматель посетовал на то, что, пока он помогал одному из настоятелей строить храм, тот в нем души не чаял, а как наступили тяжелые времена, и ему пришлось на время приостановить свою помощь, так батюшка сразу забыл о нем.
    «Как будто ему был важен не человек, а мешок с деньгами, – в сердцах сказал он мне и добавил: – А я думал, что хоть в Церкви это не так». И был совершенно прав. Потому что в Церкви, действительно, не должно быть ничего важнее любви к Богу и ближнему, которая и соединяет нас со Христом.
    Образно говоря, если главным в жизни прихода будет Христос, которого Церковь называет «солнцем правды», то и погода на приходе, какие бы ветра над ним ни дули, всегда будет солнечной. Но чтобы так было, священник должен вести себя на приходе так, дабы не заслонять собой Христа, а для этого должен иметь смирение.
    Если у священника есть смирение, если он осознает свое недостоинство, то он никогда не будет на первых ролях в приходе. Ну, по крайней мере, не станет считать себя таковым. Он всегда будет понимать, что не его трудами собирается приход.
    Приход собирает Господь. А священник уполномочен являть ту самую Христову любовь, которая всегда собирала вокруг Него людей.
    Тут надо найти доброе и верное слово, как для постоянных прихожан, так и для впервые пришедших в храм людей. Потому что как мы можем оттолкнуть тех, кого позвал к Себе Христос.
    И потому не нам решать: быть этому человеку в приходе или нет, «на сколько процентов» он является прихожанином или не является. Эти вопросы вообще не наши. Это знает Христос. Он знает таинственную жизнь души каждого человека. Он ведет к Себе людей, соединяет их.
    Фото: tverioannkr.prihod.ruФото: tverioannkr.prihod.ru
    С чего же начать?
    – Приведу очень простой пример, с которым, думаю, хотя бы раз в жизни сталкивались все священники. Бывает, что прихожане позовут священника освятить квартиру.
    Придешь в дом, попросишь набрать в чашу воды, начнешь готовить все необходимое для освящения, и вдруг оказывается, что иконы Спасителя в доме нет. Николая Чудотворца есть, Богородицы есть, в каждой комнате на стене огромная плазменная панель, стиральная машина последнего поколения, а иконы Спасителя нет.
    Или есть, но такая выцветшая или такая маленькая, что хозяйка сначала мучительно пытается вспомнить, куда она ее «засунула», а затем еще с полчаса ищет среди книг, старый вещей и газет.
    Такое вот «православное» христианство, о котором нельзя говорить без боли.
    Что делать? Обычно терпеливо дождешься результатов поисков хозяйки, освятишь квартиру и уже в конце, с максимальным, насколько это возможно, тактом скажешь: «Поздравляю с освящением квартиры! Теперь она стала неким подобием храма. И как в храме на видном месте мы помещаем икону Спасителя, так и вы, пожалуйста, приобретите Его святой образ и поместите в вашем доме на самом видном и удобном для молитвы месте. И пусть он напоминает о том, что Христос – истинный Бог наш, и Он всегда неотлучно пребывает с нами».
    Так постепенно, день за днем, вглядываясь в лик Спасителя, человек начинает также вглядываться в себя и в свою жизнь и строить уже на новых основаниях – уже не вокруг себя, своих привычек или пристрастий, – а вокруг Христа, Его Церкви, Его Евангелия, Его литургии, Его Царства.

    Источник Православие и мир

    498

    Источник: EditorPS

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем