А мне
  • Морпех Дуся

    Немецкий генерал отказывался верить в то, что командовала ими 19-летняя девчонка. Пришлось вызвать виновницу события и показать генералу «русское чудо». Слух о девушке-воительнице достиг и немецких войск, где ее называли не иначе, как «фрау Черная Смерть».


    Скоро День Победы. Я уверена, что праздник этот будет жить, несмотря ни на что, и будет жить память о тех, кто потом и кровью ковал победу, шаг за шагом отмеряя дороги по Европе.

    Среди солдат было немало женщин, которые не только обстирывали и лечили бойцов, но и наравне с ними воевали, плечом к плечу. Что заставляло их, хрупких, нежных, мечтавших о белых платьицах и атласных ленточках, идти в ужас окопной жизни? Наверное, то, что сейчас стало едва ли не ругательством: патриотизм. И ведь не давали спуску мужикам, не просили льгот и послаблений. Рвались в бой, скрывая возраст, пряча слабость, превозмогая страх.

    Когда началась война, Дусе Завалий, жительнице украинского села Новый Буг, едва исполнилось 15 лет. Девочка училась в школе, мечтала о том, о чем мечтают все девочки в ее возрасте: окончить школу, выучиться в институте, выйти замуж. А тут — война. И девочка, позабыв обо всем, кинулась в военкомат. Однако руководство было неумолимо: «Детей на фронт не берем». Пришлось Дусе вернуться в родительский дом. Но спустя всего лишь месяц война сама пришла к Дусе Завалий: немецкие войска шли по Украине, занимая населенные пункты один за другим. Не миновала эта участь и Нижний Буг.

    Бой шел прямо в селе. Бесстрашная Дуся, никого не спросив, кинулась помогать «нашим»: прямо под рвущимися снарядами она перевязывала бойцов, благо, навыки у нее были, ведь девочка мечтала стать врачом. И когда 96-й кавалерийский полк 5-й кавалерийской дивизии 2-го кавалерийского корпуса, оборонявший село, стал отступать, Дуся упросила командира взять ее с собой. Правда, для этого ей пришлось соврать: она прибавила себе почти три года возраста, сказав, что скоро ей стукнет целых 18. Так Дуся оказалась на фронте.

    Ее определили в полк санитаркой. Впрочем, в этой должности Евдокия пробыла недолго: во время переправы через Днепр неподалеку от острова Хортица девушка получила довольно серьезное ранение и была эвакуирована в Краснодар для лечения.

    Молодость взяла свое и, несмотря на тяжесть ранения, из-за которого Дусю хотели даже комиссовать, девушка поправилась и захотела вернуться в строй. Ничего не получилось бы, если бы не случай: в суматохе в ее документах имя записали сокращенно: «Завалий Евдок. Ник.», и командир части, отбиравший солдат, истолковал эту запись по-своему: «Завалий Евдоким Николаевич». Ему и в голову не пришло, что тощий коротко стриженый мальчишка в гимнастерке вовсе не мальчишка, а Евдокия просто не стала поправлять, ухватившись за представившуюся возможность отправиться в действующую армию.

    И Евдокия-Евдоким, подобно знаменитой кавалерист-девице Надежде Дуровой, пошла на фронт, теперь уже скрывая не только свой возраст, но и пол. Как ей это удавалось — остается загадкой, видимо, еще и бойкий характер помогал ей скрывать свой пол: «Евдоким», несмотря на юность, отличался выдумкой и бесстрашием. В одну из вылазок «он» взял в плен немецкого офицера, за что был назначен командиром отделения разведки. Некоторое время спустя «Евдоким» опять отличился: с группой бойцов он похитил боеприпасы и продукты у расположившегося неподалеку врага и на плоту, сооруженном из крышек от ящиков для снарядов, переправил все в свою часть. Целых восемь месяцев товарищи бойцы считали безусого «Евдокима» своим парнем, до тех пор, пока опять же случай все не прояснил.

    В 1942 году в одном из боев был убит командир десантной бригады, бойцом которой числилась Дуся. Солдаты растерялись, и только «Евдоким» смог сохранить спокойствие. «За мной! В атаку!» — разнесся над полем боя тонкий голосок, и хрупкая фигурка бросилась вперед, а за ней поднялась и вся бригада. Из боя «Евдокима» вынесли на руках — опять тяжелое ранение. И вот когда раненого бойца доставили в госпиталь и стали раздевать для операции, правда и открылась.

    Девушка была готова к тому, что ее отправят в тыл, да еще и с выговором за обман, хорошо, если не отдадут под суд, но, как рассказывала сама Евдокия Николаевна, никто даже не пикнул. Более того: ее направили на курсы младших лейтенантов, по окончании которых она вернулась в строй и была зачислена в состав 83-третьей бригады морской пехоты. Так стала Дуся морпехом.

    Теперь уже скрывать свое «истинное лицо» не было никакого смысла. Слух о девушке-бойце распространился по фронту, а вместе с ним и рассказы о ее подвигах. Бравый солдат Дуся снискала уважение среди командиров, а вот рядовые бойцы восприняли девушку-командира

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    неоднозначно. Были недовольные: виданное ли дело, чтобы баба мужиками командовала? Да где? На фронте! Некоторые откровенно саботировали «бабу», отказывались выполнять команды. Но вскоре даже самые консервативно настроенные прониклись уважением к девушке: взвод, находившийся под ее командованием, совершил множество славных дел, а «баба» проницательностью, выдумкой и отвагой ничуть не уступала мужчинам.

    Во время освобождения Будапешта Евдокия совершила поступок, по своей дерзости и степени риска сравнимый разве что с эпизодом из голливудского боевика: по подземной канализации ее взвод проник в бункер немецкого командования и захватил в плен весь штаб, включая генерала. Тот сначала не мог поверить, что советские разведчики прошли в бункер по канализации, а затем отказывался верить в то, что командовала ими 19-летняя девчонка, принял это известие за издевку. Пришлось вызвать виновницу события и показать генералу «русское чудо». Слух о девушке-воительнице достиг и немецких войск, где ее называли не иначе, как «фрау Черная Смерть».

    У многих, наверное, возникает интерес: а как же амурные дела? Девушка среди мужчин — дело такое, сами понимаете. Но Евдокия Николаевна, по ее собственным словам, пришла с фронта «чистая как небо и звезды» — она же была командиром. Закрутить любовь означало развалить взвод и уронить себя в глазах бойцов, воспринимавших ее равной себе и в какой-то степени — мужчиной. Она позволила себе любовь только после войны.

    Четыре ранения, две контузии. Трижды в родное село приходили известия, что Дуся погибла. На двух памятниках: в Болгарии и на Украине высечено ее имя как погибшей. А она вернулась. С войны или с того света — разница не велика. Долго лечилась, и все равно здоровье, подорванное ранениями, не позволило продолжить военную карьеру. Евдокия Николаевна переехала в Киев, вышла замуж и зажила обычной женской жизнью: воспитывала детей, работала, нянчила внуков, до глубокой старости сохранив ясность ума и твердую память.

    Морпех Дуся, гвардии полковник, единственная женщина-командир взвода морской пехоты Евдокия Завалий окончила свой земной путь 5 мая 2010 года. Вспомним…

    Использованы фотографии с сайта www.sasha-p.livejournal.com

    Источник matrony.ru

    4015

    Источник: EditorPS

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем