А мне
  • 10 заблуждений о школе. Родители и учителя: конфликт или сотрудничество?



    «Школа почти ничему не учит, только портит ребенка! Лучше обучать его дома!» «Зачем мне заниматься детьми? Школа для этого и придумана! Пусть она его учит и воспитывает!» Такие противоположные точки зрения на школьное образование мы встречаем довольно часто. И столь же часто они основаны не на фактах, а на страхах, тревоге, иллюзиях и надеждах. Накануне 1 сентября мы решили присмотреться к самым распространенным родительским ожиданиям от школы и понять, насколько они справедливы и реалистичны.

    Часть 1. Школа в ожиданиях
    Ожидание первое.Ничего, лишь бы не болтался

    Родители, которые ничего не ожидают от школы, — это вовсе не обязательно мечта учителя. Это, наверное, худший вариант отношения к школе — когда она оказывается только камерой хранения для детей, чтобы на улице не болтались, пока родители на работе. Этого варианта часто придерживаются папы: так надо, и все, пусть ходит в школу, я тоже ходил, — а какие варианты?

    Ожидание второе. Ничего, лишь бы меня не мучили

    Мамы, которые ничего не ожидают от школы, обычно не ожидают от нее ничего хорошего. Они очень стараются и вкладывают в учебу ребенка много времени и нервов — но уже отчаялись дать детям нормальное образование, им кажется, что и ребенок ничего не делает, и учителя учат не тому, и сил ни на что нет, и достала эта школа со своими глупостями, почему я должна за это все отвечать? Почему я должна сидеть и в полночь рисовать с ребенком план своей улицы и тратить свое воскресенье на поиски полутора метров однотонной ткани к уроку домоводства?
    Эти мамы делают с детьми уроки со скандалами и воплями, рыдают из-за детских двоек и только что не падают в обморок на родительском собрании, услышав про очередные долги и двойки. Это очень ответственные, тревожные мамы-перфекционистки, которые искренне стараются дать своим детям хорошее образование — но уже изнемогают в неравной схватке с системным кризисом отечественной школы и очень боятся учителей, которые при каждом удобном случае рассказывают им, что они плохие матери и неправильно воспитывают своих детей.
    Иногда родители до такой степени не ждут от школы ничего хорошего, что вообще от нее отказываются, и тогда из них получаются анскулеры — приверженцы семейного обучения.

    Ожидание третье. Точная копия

    Многие родители опираются на свой школьный опыт. Школа должна научить их детей тому, чему они сами научились в свое время. Мы ходили на лыжах — почему дети не ходят на лыжах? У нас на химии были опыты — почему вы не делаете опыты? Почему у вас дети не учат стихи наизусть? Образование должно быть традиционным — таким, как оно было в советской школе, лучшим в мире, таким, какое получили сами родители.

    Ожидание четвертое. Улучшенная копия

    Чаще, правда, родители понимают, что они, возможно, получили не лучшее в мире образование, и видят в нем дыры и пробелы. Поэтому они знают, что уж их-то ребенок должен получить все то же самое, только гораздо лучше. Историю искусств, например, и риторику, и философию, и английский семь раз в неделю, и второй иностранный язык… Запросы таких родителей создали страшное давление на систему образования в девяностые годы. Отчасти именно эти запросы со стороны общества и привели к тому, что едва ли не каждая уважающая себя школа объявила себя школой с углубленным изучением чего-нибудь, программа обучения бешено разбухла, а дети оказались страшно перегружены, и все это выросло до масштаба государственной проблемы — ибо нельзя объять необъятное, а рабочий день у ребенка не может длиться 24 часа в сутки 7 дней в неделю.

    Ожидание пятое.Особые запросы

    Родители, которые подходят к образованию серьезно, обычно точно знают, чего именно они хотят от системы образования. Скажем, есть родители, убежденные в том, что математика — основа всего, а значит, в школе должно быть много сильной математики. Есть родители, точно знающие, что их ребенку не нужна литература (только отбивать интерес к чтению), нужно столько-то часов углубленной химии и такая-то программа по биологии. Эти родители выкрутят руки любому завучу, требуя предоставить рабочие программы по всем предметам, и вымотают нервы любому учителю, вопрошая, почему теме конгруэнтности фигур отводится так мало времени и зачем дети читают давно устаревшего Некрасова.

    Ожидание шестое. Всего и побольше

    Родители, желающие от школы всего и побольше, обычно отталкиваются от какой-то существующей в их воображении модели идеальной школы. Вот как богословие бывает апофатическое, а бывает катафатическое — одно пытается определить Бога через качества, которыми Он не обладает, а другое — через качества, которыми Он обладает, — так и родители подходят к вопросу о школе катафатически

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    или апофатически. Родители с апофатическим подходом — это такие скептики, пессимисты, которые не ждут от школы ни крепких знаний, ни эрудиции, ни развития творческого мышления — им главное, чтобы в школе ребенку по возможности не отбили желание что-то узнавать, не привили отвращения к поэзии, чтобы его не били одноклассники, чтобы его не терзали еженедельными генуборками, не унижали, не… не… не… все остальное мы сами ему дадим, доберем дополнительными занятиями и умными разговорами…
    А вот родители с катафатическим подходом — это родители, которые знают, что идеальная школа должна… выполнить список из сотни пунктов. Здесь найдется место социализации, построению отношений в коллективе, тим-билдингу; здесь найдется место развитию креативности; здесь будет уделено внимание глубоким межпредметным связям и научным проектам; здесь будут говорить о выявлении талантов и сильных сторон, о профориентации и профильном обучении; здесь задумаются об индивидуальном внимании и индивидуальных образовательных траекториях… Интересно, что из таких родителей может получиться что угодно. Они могут стать основателями интереснейших новых школ (лучшие школы, появившиеся в эпоху педагогических исканий девяностых, часто возникали из попыток построить свою идеальную школу). Они могут стать воплощенным кошмаром учителей и школьной администрации. А могут стать анскулерами, потому что никакая школа все равно никогда не будет соответствовать идеалу.

    Ожидание седьмое. Дисциплина

    Здесь тоже есть целый спектр разных ожиданий — от «в школе должен быть порядок» до «в школе должна быть свобода самовыражения». Одни родители верят в поднятые руки и школьную форму, другие — в свободу дискуссий и одежды. Если учитель в пылу обсуждения важного вопроса сядет на стол, одни сочтут это форменным безобразием, а другие — естественным поведением. Одни подходят к учителю сказать «если наш будет борзеть, вы дайте ему по ушам», а другие пишут жалобу директору, если учитель спросит у ребенка, разозлившись — «ты что — дурак?»
    Собственно, это уже другой вопрос — вопрос о достоинстве ребенка и родителя. Многие родители так привыкли бояться школы в детстве, что до сих пор каждое родительское собрание воспринимают как поход к стоматологу — гадко, страшно, больно… Им трудно научиться видеть в учителях соратников и сотрудников в деле воспитания ребенка — учителя для них скорее начальники, и начальники противные, злые и неумные (пусть даже учителя иногда и дают повод так думать). Самое жуткое, что, когда ребенку в школе плохо — обижает учитель, травят дети, не дается какой-то предмет, — такие родители не защищают его и всегда становятся на сторону школы. Ребенок сам виноват, да еще из-за него у родителей неприятности.
    Немногим лучше и матери-волчицы, готовые всех порвать за свое чадо: вы просто не умеете его учить. Вы учитель — вот вы и учите, вам за это деньги платят, что вы на меня свою работу переваливаете?
    На другом полюсе — родители и учителя, которые френдят друг друга в соцсетях и обсуждают новые сумочки; необходимая дистанция испаряется. Истина, как обычно, где-то посередине.

    Ожидание восьмое. Воспитание и идеология

    От «ваше дело — учить ребенка, а воспитывать его мы будем сами» до «школа должна заложить основы духовно-нравственного воспитания нации».
    В общем, все эти перечисления, конечно, не претендуют на полноту охвата — скорее, коротко обрисовывают, как разнообразны родительские воззрения на то, какой должна быть школа, и как трудно школе соответствовать ожиданиям общества, когда люди в нем не могут договориться друг с другом.
    В последние годы самые неприятные нововведения в школах появляются именно тогда, когда носители одной крайней точки зрения (например, «во всех школах нужна школьная форма») путем административного давления навязывают ее всем без исключения в масштабах страны.

    Ожидание девятое.Родительский контроль

    Некоторым родителям очень важно держать руку на пульсе ежеминутно. У них на рабочем компьютере открыт электронный журнал, и они в режиме реального времени следят за возникающими в нем тройками и пятерками. Если учитель не заполняет электронный журнал свое­временно, на него жалуются, потому что он не дает родителям обратной связи. Другим родителям достаточно раз в месяц получать сводку об успеваемости — они вообще считают, что за этим должен следить сам ребенок, а оценка вообще ничего не обозначает, кроме того, что этот конкретный учитель зачел или не зачел эту конкретную работу.
    В большинстве школ нет ответа, до какой степени родители могут вмешиваться в такие зоны ответственности школы, как логика курса, изучаемые темы, рабочие программы учителей, обоснованность и объем задаваемых заданий. Родители не понимают, за что школа отвечает и гарантирует ли она хоть что-то на выходе, учителя обижаются и вопрошают, как можно хоть что-то гарантировать, если родители постоянно вмешиваются в вопросы, которые находятся в сфере компетенции учителя.

    Ожидание десятое. Ответственность

    Самый больной вопрос — кто отвечает за обучение детей? Согласно закону об образовании, ответственность за получение ребенком среднего образования несут его родители. А за что несет ответственность школа? А ребенок? А если ребенок за десять лет учебы в школе ничему не научился и получил двойку на ЕГЭ — это чья ответственность?
    Школа склонна считать, что образование детей — ответственность их родителей. Родители должны делать с ребенком уроки. Родители должны обеспечить, чтобы ребенок прочитал весь список обязательной литературы. Родители должны ликвидировать отставание по предметам и обеспечить успеваемость.
    При этом оказывается, что у ребенка нет времени прочитать весь список, что родители понятия не имеют, что ребенок не понял какие-то две темы по математике и теперь безнадежно отстал, что родители приходят с работы еле живые поздно вечером и вообще не в состоянии заниматься уроками. «Делать уроки с ребенком — ваше главное дело», — объяснила учительница одной моей знакомой, маме первоклассницы. Все бы ничего, да только мама эта — врач «скорой помощи», и главное дело у нее — спасать людей.
    Одна из главных претензий родителей к школе — школа переваливает на нас свою ответственность.
    У школы другая претензия к родителям: родители сдали ребенка школе и думают, что школа сама все сделает и всему научит. Но всем известно, что лошадь можно привести к ручью, но нельзя заставить пить; заставить учиться ребенка, который учиться не хочет, практически невозможно. «А вы должны заинтересовать». — «А вы сами пытались его заинтересовать окружающим миром? Вы до школы научили его тому, что узнавать новое — интересно? Или сажали его к телевизору, компьютеру, совали ему в руки планшет — чтобы он к вам не приставал? Мы учителя, а не волшебники, мы не можем сделать немотивированного ребенка мотивированным, это ваша задача, а не наша».

    Часть 2. Школа в реальности

    Самое печальное, что правильных ответов на все эти вопросы о том, что должна и не должна, может и не может школа, нет. На некоторые — нет вообще, а на некоторые — нет в отечественной системе образования.
    Поэтому родители и школа пытаются переложить эту ответственность друг на друга — мы за это не отвечаем, это ваше дело, нет, ваше, нет, ваше, нет, ваше. Конструктивное решение — совсем в другой области лежит: пока нет системных преобразований, остается каждой из трех сторон проявить добрую волю и взять на себя часть вот этих вот дополнительных, ничейных обязанностей. .

    К сожалению, в реальности обязанности внутри треугольника «школа — родители — ребенок» обычно распределяются так: учитель обязан дать программу, ребенок обязан ее выучить близко к тексту, а родители должны его заставить это сделать.
    Кроме того, дети наши учатся сейчас совсем не так, как учились мы, и помощи им от нас надо куда больше. Хотя они и учатся на год больше, чем мы, они перегружены информацией. Школьная программа битком набита сведениями из разных областей знания; их очень много, и большую часть из них выпускники навсегда забывают, покинув школу. Но изъять что-то из школьной программы — это святотатство и оглупление нации, а добавить что-то в школьную программу — издевательство над детьми. Как проплыть между этими Сциллой и Харибдой, не знает, кажется, никто.
    Что поможет

    Чуть легче — если учителя, ученики и родители могут разговаривать друг с другом. Если проблему можно описать спокойно, без оценочных суждений и ярлыков.
    Увы, в школе очень многое делается по умолчанию и мало регулируется договорами. Школа и родители вообще мало договариваются — одни предпочитают ставить перед фактами, другие — жаловаться в инстанции. Если учитель не делает страшной тайны из своей авторской программы, а родитель не требует его ознакомить с конкретными планами уроков (учитель не его, а завуча должен с ними ознакомить), — они вполне могут договориться.
    Легче, если школа объясняет родителям, чему именно и как именно она собирается научить детей и какого участия хочет от родителей. Если для детей существуют четкие правила, которые нельзя нарушать. Если дети понимают, чему они учатся и зачем, а школа и родители не отделываются от их вопросов «зачем мне это?», а знают на них ответы и готовы этими ответами делиться.

    Легче, если встречи будут регулярными и рабочими — не «Боже мой, что он еще провалил?», а «что изменилось с нашей прошлой встречи, куда мы движемся, есть ли прогресс, что мешает?».
    Это все какие-то простые истины вроде «лошади кушают овес и сено», но во времена, когда все друг с другом враждуют, о них стоит напомнить еще раз. Мы все в одной лодке, нам никуда из нее не деться. Это надолго. Придется договариваться.
    ©

    1102

    Источник: Никита Аксенов

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем