А мне
  • Храм Покрова Пресвятой Богородицы на Рву (Собор Василия Блаженного)

    Храм Василия Блаженного настолько необычен, что его образ не раз ставил в тупик иностранцев. Немецкий путешественник Блазиус в 1840-х годах писал: «Церковь производит впечатление изумительное, поражающее европейскую мысль… Когда я в первый раз неожиданно увидел это чудище, то никак не мог опомниться и понять, что это такое: колоссальное растение, группа крутых скал или здание? Рассмотревши, что действительно это церковь, и тут ничего не понимаешь, не видишь, сколько сторон у здания, где его лицо — фасад?»

    Наполеон, увидевший храм, назвал его мечетью. Другим казалось, что храм создан «более для украшения, чем для молитвы». Его сравнивали с колоссальным растением, с группой скал, с гигантским кондитерским изделием, называли его «слеплением сталагмитов» и «зданием из облаков, причудливо окрашенных солнцем».

    Первоначально собор был красно-кирпичным с белокаменными деталями. Ныне существующая роспись относится уже к XVIII веку. Позднейшими пристройками являются шатровая колокольня и сводчатые наружные галереи — они сооружены в XVII столетии. Свой окончательный вид собор приобрел в конце XVII века.

    Всех входящих в храм изумляет суровая простота его интерьеров. Ликование, полет души остаются за порогом сказочного храма-памятника, храма-символа. А здесь, в полумраке тесных приделов собора, господствует иная тема — тема памяти павших, тема поминовения, молитв за усопших и за весь род человеческий.

    Собор снаружи и внутри множество раз подвергался ремонтам, расписывался и переписывался. В пожаре 1739 года выгорел практически весь интерьер собора, погорели «иконостасы, окончины, св. иконы и вся утварь без остатка». После этого собор неоднократно ремонтировался. Существующая внутренняя роспись главного храма относится к 1784 году, боковые храмы и притворы расписаны в 1839—1845 годах.

    Смерть и воскресение — вот о чем повествуют образы храма Василия Блаженного. И эти духовные категории с небывалым по силе искусством воплощены в его внутреннем и внешнем облике. «Чаю воскрешения мертвых и жизни будущего века. Аминь». Эти заключительные строки Никео-Константинопольского символа веры лучше всего выражают художественный замысел зодчих великого собора.
    По материалам «Яндекс. Словари».

    566

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем