А мне
  • Почитаем ли мы новомучеников?

    Все — или почти все — горькие упреки в том, что мы мало почитаем новомучеников, конечно же, справедливы.
     
    И все-таки, все-таки… не могу я сказать, что у нас «не сложилось почитание новомучеников». Наверное, потому, что признание «сложилось — не сложилось» требует какого-то обобщенного, мощного масштаба или хотя бы понимания, в каких формах оно должно «правильно» сложиться. А мерить я могу только меркою собственной, ближнего и чуть более дальнего окружения, прежде всего — своего прихода, где в проповедях наш отец настоятель часто обличает нас всех в том, что мы мало новомучеников чтим. Но, пока позволяло здоровье настоятеля, у нас в Троицком-Голенищеве было две «ночи мучеников» в году — настоящих всенощных бдения, посвященных новомученикам и исповедникам Российским, которые длились до утра и завершались общим причащением. Одна ночь — в общее празднование Новомучеников и исповедников, в районе 7 февраля, другая — местное празднование, в первую среду Петрова поста… Каждая эта ночная служба незабываема, ими строилась жизнь.
     
    Что почитания новомучеников и исповедников очень много — пусть оно и «не сложилось» — видно из того, что после массовой канонизации в 2000 году (а какое это было невообразимое, глубочайшее народное торжество, вспомнит всякий, кто был тогда в многотысячной громаде у храма Христа Спасителя или даже, как я, лишь слышал рассказы друзей и соприхожан) всё продолжается причисление к их сонму все новых и новых святых. А ведь здесь никто не входит в этот сонм формально, «для галочки», за каждым, каждым именем — реальное почитание тех, кто поднимал труды собирания документов, прорывался в архивы, обивал пороги, — уже только одно это сделать можно только любовью. Сама канонизация – вещь отнюдь не простая — свидетельство любви, почитания и… и чуда, потому что «механически», бюрократически, без ответа самого святого на любовь и почитание она просто не могла бы произойти. И разве эта любовь и это почитание завершается актом канонизации? Ведь только начинается и ширится!
     
    А еще за каждым именем — десяток неведомых или непрославленных имен, и этот массив Церковь своим организмом, своим соборным телом чувствует. Мне кажется, это как дыхание церковного организма, того тела, клеточкой которого я являюсь.

    Вот такая я оптимистка, хотя мучениколюбие во мне — очень малое, недостаточное. Но оно есть, и в нем моя надежда. Святые — и особенно мученики, и особенно наши, родные мученики недавних лет, претерпевшие такие скорби — умеют любить нас несравненно больше, чем мы умеем любить и чтить их. И связь, живая, сильная — есть. Это благоговение к мученикам я знаю по многим и многим людям, эту помощь, таинственную и крепкую, тоже знаю. Сейчас, когда наша родина в огне, когда пришла большая народная беда — многие в сердце своем, на молитве келейной просят у этих «Иерусалима Небесного граждан» помощи. Почитание «складывается» из многого, в том числе и из внезапных воплей души к тем, чье страдание вдруг коснулось и нас…
     
    Ну а что мало кто день изо дня читает жития новомучеников и исповедников, мало кто регулярно поет им акафисты и читает дивные службы (я очень люблю и первую, «зарубежную», и «нашу», российскую), — так, простите, мы и Евангелие читаем мало, и… да что о нас говорить! И, конечно, великое чудо канонизации Новомучеников и Исповедников не могло нас изменить разом и существенно. Но впереди каждого из нас — собственный путь наверх, а на пути этом целое воинство друзей Божиих и наших, готовых ответить подать нам руку и ответить любовью на малое движение души.

    Мне кажется, что «среднестатистически» каждый воцерковленный прихожанин реально, сердечно почитает хотя бы одного-двух новомучеников — кто из «первого ряда», а кто и менее известных. Просто помнит, просто знает какие-то поразившие эпизоды из жития или страдания, порой обращается в молитве, с любовью целует икону, если она встретится… радуется, если встретится икона. А есть немало людей, у которых такое простое, может быть, личное отношение — к десяткам новомучеников и исповедников. Конечно, хотелось бы большего, но разве и это мало значит?
    Елена Тростникова

    По материалам «Православие и мир»

    361

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем