А мне
  • Темы для сочинений, предлагавшиеся гимназистам в начале XX века

    Эти темы даже просто читать приятно. Стоит задуматься, какими вырастали дети при таком воспитании.

    Свободы нет,
    Но есть еще любовь
    Хотя бы к этим
    сумеркам московским,
    Хотя бы к этой милой
    русской речи,
    Хотя бы к этой
    Родине несчастной.
    Да,
    Есть любовь — Последняя любовь.


    Евгений Блажеевский, 1970-е годы

    Летом друзья пригласили меня в гости. Они живут в старом деревянном доме с мезонином. После чая две маленькие дочки хозяев повели меня на чердак по крутой узкой лестнице. Это был детский остров сокровищ.

    В полумраке мерцали фарфоровые чашечки из разрозненных сервизов. Дремали, укрытые пылью, большие ящики, с которыми семья эвакуировалась в 1941 году, а потом возвращалась домой. На полках этажерки стояли журналы и книги. Я взял один из растрепанных сборников и подошел к чердачному окошку. Бросилась в глаза строчка: «Возвышенный строй мыслей питается выполнением в жизни возвышенных обязанностей...»

    Так в руках у меня оказался «Сборник тем и планов для сочинений», выпущенный типографией М.М. Стасюлевича в Петербурге в 1906 году. Друзья подарили мне этот сборник, принадлежавший их прадедушке-словеснику, и, вернувшись домой, я стал листать его. По первому впечатлению — обычная книжка-методичка, каких и сейчас много. «Разбор оды Ломоносова», «Общий характер лирических стихотворений Пушкина», «Характер творчества Тургенева»…

    Получается, что и сто лет назад любовь к литературе истреблялась этими скучнейшими разборами! Я уже хотел с досадой отложить сборник, но вдруг увидел главу «Темы для описаний» и на меня повеяло чем-то живым, проселочным, настоящим. В этих темах, сформулированных без всяких затей, без указующего перста — в них, а не в «разборах» Пушкина и Тургенева, и таилась подлинная поэзия.

    Итак, вот некоторые из тем, предлагавшиеся гимназистам 12-13 лет в начале ХХ века:

    Замирание нашего сада осенью.
    Река в лунную ночь.
    Встреча войска, возвратившегося из похода.
    Лес в лучшую свою пору.
    Пароходная пристань.
    Дедушкин садик.
    Прибытие поезда.


    Вот «Темы для рассказов» для младших классов:

    О том, что видела птичка в дальних землях.
    История постройки дома и разведения при нем сада…
    Великаны и пигмеи лесного царства.

    А вот «Темы разнородного содержания» для старших гимназистов:

    Слово как источник счастья.
    Почему жизнь сравнивают с путешествием?
    Родина и чужая сторона.
    О скоротечности жизни.
    Какие предметы составляют богатство России и почему?
    О высоком достоинстве человеческого слова и письма.
    О непрочности счастья, основанного исключительно на материальном богатстве.
    О проявлении нравственного начала в истории.
    На чем основывается духовная связь между предками и потомством?


    При всей своей простоте, эти темы требовали серьезных раздумий, памятливости и наблюдательности. В них было уважение к ребенку как к личности, а не как к чемодану, который надо набить знаниями.

    Почему в современных учебниках мы уже не встретим ни «Дедушкиного садика», ни «Слова как источника счастья»? Вы скажете, что тогда, в 1906 году, мир был намного безмятежнее и неспешнее. Но какая уж там безмятежность: «Сборник тем и планов для сочинений» печатался в петербургской типографии в те дни, когда в Москве войска штурмовали баррикады на Первой Мещанской и Пресне.
    Да, эти темы на фоне происходивших событий казались мелкими, «не достойными эпохи», но своей мирной интонацией они хоть на несколько минут или часов укрывали детей от разгулявшегося хаоса. Они напоминали о том, что, кроме политических абстракций, есть еще дом, сад, папа и мама, красота падающего снега и тайна звездного неба.

    «Российская газета» — Неделя №5570 (194)

    1012

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем