А мне
  • Что делать, если мир катится в ад?

    Мы стали чувствительнее ко злу, потому что в мире появилось многое, что помогает нам с ним справиться.

    Время от времени Интернет начинает трясти — случается что-то, что приводит общественность в ужас, и проблемы, и до того остро стоявшие, внезапно обостряются еще больше. Новости бывают самые разные — перечислять их мне не хочется, чтобы не травмировать читателей очередными ужасами. Скажем в общем — сексуальные преступления, сверхнасилие, преступления в адрес детей, массовые казни и так далее вызывают у нормального человека две реакции — тревогу и гнев.

    Кажется, что мир ужасен, и его надо срочно починить или от него надо срочно бежать. Что же делать? Ничего. Расслабиться. Подышать. Вспомнить о морском береге или о семье — в зависимости от того, что для вас приятнее.

    Чудовищные преступления, маньяки, убийцы на религиозной почве и сумасшедшие были во все времена. Сейчас их не стало больше — осталось столько же, просто раньше их преступления не снимали уличные камеры, они не вели блоги и не писали книг о том, как вам стоит жить.

    На самом деле мир стал лучше — во многом.

    Мы сейчас так чувствительны к насилию и к детской смертности во многом потому, что много детей рождаются более или менее здоровыми и доживают до восемнадцати.

    Многие случаи врачебной некомпетентности и отказы в помощи вызывают наш гнев потому, что многие болезни, которые раньше не то что не лечились — даже не диагностировались, — сейчас лечат, и кажется ужасно несправедливым умереть от воспаления легких, когда в тот же миг кому-то в мире сшивают нервную систему.

    Мы подписываем петиции против женского рабства или домашнего насилия — а раньше многим в голову не приходило, что у женщины в браке есть возможность сказать нет. Да и петиции женщины раньше не подписывали в виду отсутствия у них образования.

    Раньше — всего сто-сто пятьдесят лет назад психиатрическая помощь была страшнейшей вещью — людей связывали и мучили, чтобы они не причиняли вред себе и другим. Сейчас есть диагностика, есть самые разные лекарства, которые помогают снять психоз и облегчить жизнь с таким больным его близким и родным.

    Мы стали чувствительнее ко злу, потому что в мире появилось многое, что помогает нам с ним справиться. И важно помнить и понимать, что какие-то разовые ужасы совершенно не означают, что завтра за одним человеком на улицы выйдут сотни больных и начнут творить ужасы.

    Наоборот, то, что для нас это так страшно, так пугает, — хороший знак. Значит, мы не привыкли к убийству детей. Мы пытаемся бороться за детей со сложными диагнозами. Есть в обществе диалог и спор о том, как обращаться с женщинами, о том, что такое психиатрическое нарушение и как помогать людям, с которыми это произошло.

    Конечно, каждый раз, когда что-то такое случается, появляются люди, которые ищут виноватых, оскорбляют тех, кто им не нравится — по религиозным, этническим, эстетическим, языковым и тому подобным особенностям.

    Но если посмотреть отзывы в целом — можно увидеть много обнадеживающих, поддерживающих и просто теплых.

    И мне кажется, что наилучший выход в случае таких новостей — это помнить, что вокруг нас много хороших, образованных, готовых помочь добрых людей самых разных национальностей, убеждений и вероисповеданий. И это — всегда хорошая новость.

    Источник Матроны.ру

    535

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем