А мне
  • Русская деревня в объективе немецкого солдата (+Фото)

    "… Я сказал ей: «Я мог убить твоего мужа, а ты беспокоишься обо мне»

    Немецкий фотограф Асимус Реммер, служивший во время Второй мировой в вермахте, сделал 1942-1943 гг. серию снимков в Калужской области.

    Советские крестьянки из деревни Акимовка. Зима 1943 года. Калужская область

    Асмус Реммер родился 18 октября 1909 года в Германии в городе Лангбалиг (округ Фленсбург) в семье художника Эдуарда Реммера и фотографа Берты Реммер. Закончил школу, учился фотографии в ателье своей матери и в г.Гамбург-Гарбург. В 1925 году унаследовал фотоателье своей матери в Лангбалиге. Работал фотографом, специализируясь в области портретной, жанровой и пейзажной фотографии. Был владельцем собственного ателье с фотолабораторией. В 1935 году начал издавать почтовые открытки. В 1937 году сдал экзамен на звание мастера фотографии.

    «Воробьева гора» («Worobjewa Gora»). Калужская область


    С 1940 по 1945 гг был солдатом вермахта. Служил в пехоте, в 1942-1943 гг участвовал в боевых действиях на территории СССР, затем во Франции. В мае 1945 года попал в американский лагерь для военнопленных, откуда вернулся осенью того же года.

    «Обмолот урожая как в стародавние времена». Калужская область

    В 1954 году Реммер открыл во Фленсбурге фотостудию, которую позже передал своему сыну. С 1969 по 1998 гг работал в своем ателье в Вестерланде, печатая фотографии из собственного архива и из архива своих родителей.

    Советские крестьянки стирают белье в реке. Весна 1943 года.

    Асмус Реммер является одним из пионеров в области цветной фотографии. В то время у него были маленькая фотокамера «Фохтлендер», фотокамера «Плаубель-Макина» (6х9) и цветная фотопленка «Агфа» для съемки диапозитивов.

    Советские крестьянки на день Святой Троицы в деревне Патерки (Paterki).

    В своем дневнике Асмус Реммер так описывает свою первую встречу с Россией:

    «Нас высадили на вокзале в Павлиново (Калужская область) в кировском лесу недалеко от Москвы. Мы сделали длинный ночной переход, прежде чем перед восходом солнца увидели первую русскую деревню. Засыпанные снегом дома возникли неожиданно. Из печных труб в розовое утреннее небо поднимался дым. Русская женщина набирала воду из колодца».



    «У меня возникло ощущение, словно я читаю Библию, и я воскликнул: «И здесь мы ведем войну?». В этот момент мне стало плохо и мои товарищи внесли меня в избу. Очнувшись, увидел стоявшую передо мной на коленях русскую девушку, которая поила меня с чайной ложечки горячим молоком с медом. Я сказал ей: «Я мог убить твоего мужа, а ты беспокоишься обо мне»».

    «Когда мы проходили через другие русские деревни, мне тем более стало ясно, что было бы правильно как можно быстрее заключить с русскими мир. На сделанных мной фотографиях видно, что русские не обращали внимания на мою военную форму и относились ко мне скорее по-дружески!»

    Деревенские дети. 1942

    «В поисках интересных сюжетов я прошел гораздо больше, чем мои товарищи. Опередив нашу колонну, я сделал фотографию длинной вереницы конных повозок среди живописных деревьев. Она называется «Как в 1812 году». Мы прошли более 1000 км вглубь российской империи, и все это время меня не оставляла мысль, в каком же состоянии мы оставим эту страну, когда будем покидать ее…»

    Советский крестьянин сушит сено в деревне Дальнее Натраново (Dalneje Natranovo). Калужская область

    Представленные здесь фото были сделаны в немецком тылу, в стороне от сражений.

    Как в 1812 году

    «Белая преисподняя»


    Источник Матроны.ру

    6413

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем