А мне
  • Насилие в семье — это не только побои. Психолог о женской психотронной пиле

    Физическое насилие в ответ на психологическое — конечно, ответ неравноценный: здесь ты выйдешь проигравшим, потому что поддался на провокацию.

    Я помню, что в родительской семье словесное или физическое насилие всегда «успокаивало» мою разбушевавшуюся маму, но была загвоздка: отец настолько редко проявлял агрессию, что мать от случая к случаю все больше и больше расходилась. Если она лезла на него уже с кулаками, и он её отталкивал — такое было всего пару раз, при ежедневных скандалах, она мгновенно успокаивалась. Но больше такого он себе не позволял, и спустя какое-то время скандалы стали невыносимыми, и в ответ на очередную череду обвинений и просьб убираться он убрался.

    С тех пор мать стали прикладывать мои старшие сестры, но никогда — брат, а в целом накал стал ещё больше, и мама переключилась целиком на нас. Самое страшное в этой ситуации, что «успокоить» её могла только физическая или очень резкая вербальная агрессия, потому что в её родительской семье, как потом выяснилось, её отец алкаш избивал мать-истеричку.

    Моя мама нашла не того отца не из той семьи, про моего отца можно сказать то же самое. Так или иначе, разошлись они лишь спустя пятеро детей, оставив нам в наследство все нерешенные комплексы.

    Это я к тому, что насилие физическое в ответ на эмоциональное — совсем не решение, но бывают ситуации, когда решения вообще нет и быть не может.

    Но если женщина (мужчина) решили развалить свою жизнь и жизнь ещё нескольких человек заодно, то его или её ничто не остановит: ни насилие, ни ненасилие. Моя мать по сценарию должна была жить с мужем, который ломает её об колено, в постоянном аду, так как фиксация насильственного отношения к себе произошла слишком рано и засела слишком глубоко. Но и без посторонней помощи ей удалось устроить себе вполне себе такой ад.

    Домашнее насилие — это лишь верхушка многих и многих проблем, которые ни на каких курсах и тренингах видеть и тем более решать не научатся. Каждая семейная трагедия слишком сложна, чтобы решать её на уровне быть/не быть, потому что речь здесь идёт вовсе не о побоях.

    Физическое насилие — это лишь то, что можно предъявить третьей стороне, это то, ради чего жены выбегают продолжать раздутый ими например скандал в коридор, чтобы были свидетели, а побои — это то, что можно предъявить как доказательство жертвенности. Если говорить о травматичности, то я по себе знаю, что самые глубокие «травмы» оставило как раз не физическое насилие, а психотронное оружие, так что я не верю в особое положение физического насилия в череде всех бед.

    Если женщина не виновата в том, что её бьет муж, она в принципе после первого намёка на насилие должна и обязана разорвать все отношения, чтобы это не зашло слишком далеко. Привычка выскакивать за первого встречного, происходящая из представления о себе как о куске мяса, в котором тикают часики, до добра ещё никого не доводила.

    Так же как и мужчина не должен думать, что пилящая жена — это нормально, что это в женской природе — это все пожалуйста на психотерапию; но все это не так просто: муж-психопат так же умело вывернет ситуацию в свою пользу, как и жена, склонная к истерикам. И все они найдут сочувствующую им сторону, и свидетелей, и лояльных судей с десяток. Моя семейная история происходила в 80-90-е в маленьком городке, никакой психотерапии никто там никогда и не знал, все жили так как принято в их семьях (оттуда и конфликт).

    Говоря о том, что в длящемся конфликте вина лежит на каждом, надо понимать, что никакой вины на самом деле ни на ком не лежит: взрослые лишь думают, что они взрослые и могут выбирать своё поведение, на самом деле выходить за пределы паттернов своего поведения не удаётся почти никогда. Все мы дети своих родителей, и перековать себя — это титанический труд.

    Источник Матроны.ру

    2273

    Источник: Алексей

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем