А мне
  • Как встречать Новый год. Мнение



    Протоиерей Алексий Уминский, настоятель храма Живоначальной Троицы в Хохлах:
    – Я с детства очень люблю Новый год. Для меня этот праздник связан с семейным уютом, с радостью от подарков – как и для каждого советского ребенка. Потом, когда я вырос, праздник отмечали студенческими посиделками – и это тоже нормально для молодого человека; правда, тогда я не был воцерковлен. Потом, конечно, все поменялось, но все же Новый год оставил положительный след в моей жизни. Но всему свое время: подвыпившие взрослые, бегающие ночью по улицам и кричащие: «Ура! Новый год!», видимо, что-то недополучили в детстве.

    Есть мнение, что православному вообще не нужно праздновать Новый год. Конечно, некоторые вещи недопустимы, такие как разгул и алкоголизм, но ведь можно отметить и по-другому.

    Сейчас для меня праздник связан с новым осмыслением прошедшего года своей жизни, переходом на новую ступеньку своего бытия. Уже в течение многих лет я этой ночью служу Божественную литургию. Обычно собирается не так много людей, человек 50, но мы как-то очень радостно служим эту литургию, мы начинаем новый год с молитвы и причастия. А после службы – на трапезу все вместе. В основном с нами наши постоянные прихожане. Но часто заходят и случайные люди с улицы: вышли погулять, кругом взрываются петарды-хлопушки, а тут вдруг – открытый храм, колокола звонят… Заходят, любуются иконами, кто-то и до конца литургии остается. И такое неожиданное впечатление в новогоднюю ночь надолго им запомнится.

    Кстати, многие московские храмы в новогоднюю ночь открыты, например в Сретенском монастыре.

    Епископ Тихон (Шевкунов), наместник московского Сретенского монастыря:
    – В конце декабря 1994 году передо мной как перед настоятелем подворья Псково-Печерского монастыря (так именовался тогда нынешний Сретенский монастырь) встал простой и весьма прагматический вопрос: как в этот первый год существования возрожденной обители пережить новогоднюю ночь? Как заложить такую традицию, которая обеспечила бы нам и соблюдение поста, духовного и телесного, и, в то же время, мы смогли бы не причинить огорчения нашим близким? Не скрою, что немало наших друзей и прихожан, не говоря уже о родителях, от всей души приглашали нас разделить с ними этот праздник и совершенно не понимали наших объяснений и отговорок.

    Надо сказать, что в Сретенском монастыре мы никогда не относились к этому празднику жестко и нетерпимо. Для нецерковных и малоцерковных семей Новый год – может быть, единственный семейный праздник, оставшийся сегодня в России, когда семья собирается вместе и действительно может ощутить себя семьей. Таких событий очень немного в жизни современного человека, и разорять это нельзя. Но можно постепенно попытаться это воцерковить.

    Мы всегда говорим нашим прихожанам, что если их родные и близкие хотят отметить Новый год, то нельзя лишать их этой радости, при том что православный христианин, конечно же, не должен при этом нарушать пост, но задача его – привнести свет Христов, радость ожидания Рождества Христова в этот праздник.

    Итак, исходя из всех этих проблем и забот, и было решено совершить в ту новогоднюю ночь Божественную литургию.

    Сначала мы предполагали, что на службе будут только монахи и, может быть, несколько наших самых усердных прихожан. Но, к нашему удивлению, храм оказался полон. Среди наших прихожан много православных семей, и это оказалось замечательной возможностью решить непростой для них вопрос празднования Нового года. На следующий год людей пришло еще больше, а дальше еще и еще!.. Потом мы узнали, что и в других храмах был воспринят этот опыт.

    Наш монастырь находится в самом центре Москвы и ровно в полночь салюты и взрывы петард заглушают первую ектенью. Мы относимся к этому спокойно. Никто – ни монахи, ни наши прихожане, – конечно же, не осуждают тех, кто не стоит в это время в храме. В слове перед литургией мы каждый раз говорим, что будем особо молиться за наших домочадцев и друзей, которые в этот час каждый по своему празднуют Новый год.

    Все чаще на эту литургию приходят невоцерковленные родные и близкие наших прихожан. И всякий раз эта ночная служба производит на них удивительно глубокое, сильное впечатление. Служим мы в эту ночь несколько быстрее обычного, чтобы люди успели на метро. Причащаем из четырех-пяти чаш. Литургия длится около полутора часов. Вся братия, да и большинство прихожан, обычно причащаются Святых Христовых Таин.

    В христианстве была древняя практика воцерковления языческих праздников и традиций. Быть может с чем-то подобным мы сталкиваемся и сегодня.

    534

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем