А мне
  • Чистый снег

    За окнами больничного храма падал пушистый снег и так призывно стучался в стекла, что уставшему за день батюшке захотелось поскорей выйти на улицу и окунуться в эту белую мглу.
    Он снял облачение, приложился к Престолу и, набросив куртку, направился к выходу. Но, не успев сделать и нескольких шагов, остановился. В храм быстро вошла, почти вбежала женщина и, обратившись к дежурной, спросила, есть ли священник.
    — Да,- успокаивая ее ласковым взглядом, ответила Пелагея.
    — Я слушаю Вас, — тихо произнес подошедший батюшка.
    — У меня сын в ожоговом отделении. Он хочет исповедоваться и причаститься, — не успев отдышаться, стала сбивчиво объяснять женщина.
    — Как Ваше святое имя? — поинтересовался священник.
    — Наталия, — уже начав успокаиваться, произнесла она.
    — А к Вам, как обращаться?
    — Отец Петр, — дружелюбно ответил батюшка.
    — Давайте я провожу Вас к удивительной иконе Божьей Матери, которую нашему храму подарили монахи Почаевской Лавры, и, пока я буду собираться, Вы помолитесь, — мягко подталкивая Наталию, сказал отец Петр.
    Она доверчиво кивнула головой.
    В отделении их встретил врач. Он отправил маму к сыну в палату, а батюшке сказал:
    — Тяжелый случай. Восемьдесят пять процентов ожога тела. Заключенный. Пытался совершить самоубийство. Я поговорил с ним, чтобы подумал о спасении души. И Михаил, так его зовут, пожелал исповедаться и причаститься.
    — Спаси Вас Господи, Виктор. Вы так много помогаете людям. Ну, я пойду, — и, благословив врача, чуть отстранив от двери охранника, отец Петр вошел в палату.
    Михаил, увидев священника, попытался приподняться, но его руки и ноги были привязаны к постели.
    — Батюшка, развяжите меня, — стал просить Михаил.
    — Нельзя, дорогой. Если тебя отвязать, ты начнешь двигаться, и тебе будет еще больней. Потерпи, когда тебе станет легче, врач все это снимет, — ласково произнес отец Петр.
    Затем, повернувшись к маме Михаила, сказал:
    — Наталия, оставьте нас вдвоем. Я Вас позову, когда понадобится Ваша помощь.
    — Скажи, Михаил, ты когда-нибудь каялся в своих грехах? — спросил батюшка.
    — Нет, — ответил он.
    — Давай помолимся, чтобы Милосердный Господь принял твое покаяние, — и отец Петр, подойдя поближе, произнес: «Благословен Бог наш…»
    Михаил, покрытый епитрахилью, с трудом шевеля распухшими губами, прошептал:
    — Вор я, батюшка, вор….
    И по его темному лицу потекли слезы.
    За окнами кружился снег и покрывал уставшую ждать зиму землю. А в больничной палате совершалось великое таинство: кающаяся душа облачалась в белые одежды.
    Причащался Михаил сосредоточенно, только едва заметная улыбка на лице говорила о том, что он переживает какое-то радостное, ранее неизвестное ему состояние.
    Батюшка поздравил Михаила с причастием, благословил его и вышел.
    На следующее утро, как только батюшка вошел в храм, Пелагея сообщила ему, что приходила Наталия, мама Михаила, и подала записку на Литургию. Она рассказала, что после ухода батюшки, вечером, сын стал просить ее, чтобы пришел отец Петр.
    — Но уже поздно, и батюшка ушел домой. А что ты хочешь сказать ему? — сидя у постели сына, спросила мама.
    — Я хочу поблагодарить его, — прошептал Михаил.
    — Спи. Я ему передам утром.
    Михаил, успокоился, а через несколько часов его душа во сне тихо отошла к Господу.
    Зимнее утро сияло чистым снегом, розовые лучи солнца отражались на стеклах окон больничных корпусов. Отец Петр служил панихиду.
    протоиерей Василий Мазур

    847

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем