А мне
  • Белая ворона

    Этот сентябрь оказался особым испытанием в жизни Анны.
    Подъезжая к селу, Марина, самая развязная из студенток, указала на развесистое дерево:
    — Староста у нас будет висеть на этой березе! Не курит, не пьет. Будет висеть, чтобы нас не закладывала!
    По автобусу прокатился ядовитый смешок. Анна понимала, что это всего лишь глупая шутка, но от неприятного смеха по всему телу пробежала дрожь. В классе, где она училась, были совсем другие отношения, однако школьные годы уже позади. А что впереди?
    Этим летом Анна сдавала вступительные экзамены в пединститут, но желающих стать учителями литературы набралось слишком много. Отложив свои мечты о студенческой жизни до лучших времен, она, недолго размышляя, подала документы в первое попавшееся училище, где ее и назначили старостой. Но учиться не пришлось, так как новичков сразу же отправили на сбор урожая в деревню.
    Приехавших расселили по домам. Все городские девчата курили, вероятно, считая это признаком цивилизации.
    В первую безсонную ночь в чужом, холодном и неуютном доме из водоворота мыслей всплыли давно забытые слова, сказанные ею еще в школе: «Я не буду считать подругой ту девочку, которая курит».
    Да, совсем недавно курящую девушку нужно было еще поискать. А разве можно представить с сигаретой в руке Татьяну Ларину, Наташу Ростову, тургеневскую Лизу, — размышляла, ежась под стареньким одеялом, Аня. Что бы сказал Некрасов о женщине, живи он в наше время:
    Трамвай на ходу остановит
    И дом сигаретой сожжет?
    Вспомнилась встреча Нового года в десятом классе с неизменной атрибутикой праздничного стола — бутылкой шампанского на все… двадцать восемь человек. От нахлынувших воспоминаний Аня улыбнулась. И опять в мыслях зазвучало: «Будет висеть. Староста — шестерка!»
    «Что делать? Но все равно курить с ними я не стану, скажу: «Противно! Не хочу!»
    За окном закукарекал петух. Ночь нехотя пятилась.
    И тут в слабом утреннем свете взгляд Анны встретился с другим взглядом. С иконы на нее смотрела сама Вселенская Любовь. Лик Богородицы излучал умиротворение. Аня перекрестилась и не заметила, как уснула.
    Утром Ане никто не предложил закурить, девчонки ее не замечали. Все их внимание было обращено на местных ребят, работавших на этом же поле вместе с ними.
    Вечером, когда Аня начала переодеваться перед сном, укладываясь спать, девочки хихикнули:
    —Ну и наряд у тебя. В самый раз для приема гостей.
    Набрасывая халат, она настороженно спросила:
    —Какие гости? Завтра рано вставать.
    Ответом был стук в окно. Девочки бросились открывать, и через мгновение в комнату вошли несколько местных ребят, наполнив ее запахом табачного дыма и перегара.
    —Ну чё? Приезд замочить надо! — и бутылка с мутной жидкостью звонко стукнула о стакан.
    Такого поворота событий никто не ожидал. Угасла последняя надежда на интересный вечер с гитарой в обществе веселых, остроумных и галантных парней. Девочки робко пытались отказаться от угощения, но грубый тон верзилы не допускал возражений.
    —Пей! Что ломаешься как девка! — обратился он к Светлане. Та оглянулась на девочек. В глазах у них были растерянность и страх. Понимая, что поддержки не будет, Света выпила, и ее передернуло.
    Ночные гости захохотали:
    —А ты думала, мы с шампанским завалим?
    Мутный граненый стакан вновь наполнялся и передавался очередной искательнице приключений. Одна за другой девочки вынуждены были глотать противную сивуху, опасаясь хоть чем-либо выдать свое недовольство и не зная, чем это может для них закончиться.
    Дошла очередь и до Анны. Она молча отвела протянутую руку со стаканом самогонки. Немой отказ только разозлил изрядно захмелевшего верзилу.
    — Пей, я сказал.
    —Не буду! — спокойно ответила Анна.
    —А ну, пацаны, держи ей руки! Сейчас выпьет!
    Аня резким движением выбила стакан. Он с грохотом покатился по полу, распространяя едкий запах. Вместо ответа верзила с силой ударил об угол стола бутылкой, и на Анину шею нацелились острые, угрожающе торчащие словно зубы акулы осколки стекла.
    Все замерли.
    Как ни странно, но в этот момент страха Аня не ощутила. В голове набатом звучали слова Достоевского: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей».
    —Пей! В последний раз говорю! — процедил сквозь зубы верзила.
    В гробовой тишине голос Ани прозвучал особенно твердо:
    —Я уже сказала — не буду!
    Аня не моргая смотрела на громадину. Его злобный мутный взгляд уткнулся в непонятную для него нерушимую стену. В ее глазах он не увидел ни страха, ни ненависти, а неведомую для него силу. Это мгновение всем показалось вечностью.
    Пьяный сник и отшвырнул разбитую бутылку в сторону. Приятели верзилы сделали еще несколько попыток напоить хозяек, но, обретя уверенность, девочки дали отпор с такой смелостью, что гостям осталось только удалиться…
    Первой к Ане подошла Марина.
    — Как ты… как ты решилась на это? — спросила она.
    Анна молча посмотрела на икону Божией Матери.
    Т. Марцева

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    1033

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем