А мне
  • Феномен матушки Виктории Могильной: Во мне живут два человека


    Сегодня матушка Виктория Могильная – мама восьмерых детей и жена популярного в киевской молодежной «тусовке» священника.
    Но был в ее жизни и иной период, о котором сегодня напоминает только хрупкая стать матушки. Она окончила Киевское хореографическое училище с красным дипломом и была приглашена на работу в парижскую труппу «Молодой балет Франции». В течение полутора лет жила и работала в двух шагах от Собора Парижской Богоматери. С гастролями побывала в Китае, Малайзии, Венесуэле, Норвегии, на Кубе.
    Матушка Виктория рассказывает, что все это время очень тосковала по родному дому. Душа успокаивалась, если между репетициями удавалось забежать в православную церковь на Рю Дарю в Париже, где и пришла мысль о возвращении домой и прощании с профессией: «Подумала, зачем я столько лет потратила на оттачивание своего профессионального инструмента, своего тела, если к Богу на Суд приду с одной душой? Что я для нее сделала? Да ничего. И тут мне стало неинтересно идти дальше».

    Юная балерина не пошла по распределению в Киевский оперный театр им. Т. Г. Шевченко, а стала посещать службы в Покровском монастыре, где священник на исповеди предложил познакомить ее с одним семинаристом. Но это уже другой период в жизни матушки, о котором мы и решили с ней побеседовать.
    – Как Вы все успеваете?
    – На самом деле я ничего не успеваю. Во мне живут два человека. Один неимоверно счастлив от всей этой суеты вперемежку с детскими улыбками, трогательными признаниями в виде рисунков «Мама, ты самая любимая», радостью, которую дарят дети в восьмикратном объеме. Другой человек вечно раздражен и чем-то недоволен в быту.
    Возможно, виноваты «прошивки» моей мамы – она первостатейная аккуратистка и с детства внушала нам с сестрой: «Не дай да Бог, если вас обзовут нечистоплотными». 17 лет беременностей, токсикозов, ночных кормлений все же научили меня преспокойно засыпать, не думая о грязной посуде в раковине. Иногда мне кажется, даже если бы в сутках было не 24 часа, а больше – и тогда к вечеру оставалось бы что-то несделанным.

    Правда, с годами я задаю себе вопросы другого характера перед сном: «Сколько я сегодня любила? Сколько раз успела обнять и утешить? Всех ли выслушала? Сколько раз говорила категоричным тоном?»
    – Согласны ли Вы с утверждением, что после рождения третьего ребенка родителям намного легче? Если да, то почему так?
    – Да, конечно, согласна. Об этом скажет любая многодетная мама. Причиной тому, наверное, служит не только то, что младенцы очень любят детей. С двухгодовалым сынишкой, забавляющим своего младшего братика погремушкой, никто не сравнится. А если разница в возрасте не совсем маленькая, можно многое поручать старшему ребенку – погулять, покормить и т. д. Главное – не переусердствовать и не забывать, что и старший ребенок – дите.
    На мой взгляд, истинная причина, почему нам легче с каждым последующим ребенком, кроется в нас самих. Мы становимся другими, обретаем опыт, начинаем ко многим вещам относиться спокойнее – уже не тратим время на стерилизацию бутылочек, кипячение воды для купания, разглаживание пеленок с двух сторон. Мы не так бурно реагируем, если в доме что-то падает, ломается и разливается.
    Но спустя годы, когда дети в переходном от детства к юношеству возрасте – на нас неожиданно сваливается понимание всей ответственности за тех, кого Господь дал привести в этот мир. Вот когда начинаются настоящие трудности. И как говорили наши родители: «Маленькие дети не давали спать, а взрослые – не дают жить». Подростки «полностью перезагружают» родительское самосознание. К этому всегда не готов.
    – Есть ли у детей обязанности и как удается в них заинтересовать или увлечь?
    – С трудом. Обязанности потому и не любят, что они ежедневны и монотонны, а значит – быстро надоедают. Когда мы были моложе, то бедные наши дети посещали многие кружки и секции. Мне, как и многим многодетным мамам, присущи определенные комплексы: очень хочется быть не хуже других, немногодетных, чтобы чада были одеты, накормлены и, главное, образованы ничуть не хуже своих сверстников. Поэтому усилия в будни доходили до предела, бегом-бегом, и я боялась даже заикнуться о помощи мне по хозяйству. Но, слава Богу, Он вразумил нас, и папа с мамой додумались сказать: «Стоп! Поэкспериментировали, и хватит». Теперь каждый занимается любимым делом, я, конечно, все равно подгоняю, но это уже не те объемы, когда маме хотелось поставить еще одну галочку в своем амбициозном списке.
    Дети убирают свои комнаты, кормят собаку, кота и канарейку, развешивают мокрое белье, а летом работают на огороде: помогают садить, полоть, окучивать. Но часто совесть задает мне неудобные вопросы, например,

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    не перекладываю ли я на них частенько СВОИ обязанности?
    Иногда с ужасом замечаю, что дети от меня прячутся (у нас двухэтажный дом, и они на первый спускаются редко). Но как только попадают в поле моего зрения, начинается бесконечное «Подай, вытри, убери». Я борюсь с собой, хотя нелегко найти золотую середину в распределении обязанностей. Притом так, чтобы детей тянуло к маме, а не от нее.

    В день вручения ордена и присвоения звания Матери-героини
    – А чем Вы руководствовались, воспитывая детей? Советчики были или, возможно, книги?
    – Поначалу полагалась только на самоуверенность. В 20 лет могла очень категорично отодвинуть бабушкины советы на задний план. Как вспомню, так вздрогну. Бабушки необходимы внукам, они способны окружить ребенка такой атмосферой любви и ласки, до которой молодежь еще не доросла, не созрела. Но мы же всегда ищем независимости, поэтому считаем себя умнее предыдущего поколения.
    Вскоре я поняла, что практика и теория частенько расходятся в вопросах взращивания детей. И стала искать практиков. Слава Богу, меня окружало достаточно многодетных семей, у которых было чему поучиться, и я замучивала их вопросами. Например, в семье нашего духовника 9 детей. Дети обращаются к родителям на «Вы». Нам это несказанно нравилось. И мы с неофитским пылом перенесли данную дореволюционную традицию в свою семью. Хотя моя бабушка до сих пор говорит о своей покойной матери в третьем лице: «Они». Значит, не так давно эту привычку искоренил прогресс.

    На Западной Украине эта традиция до сих пор существует. Дети выросли, но мы ни на минуту не пожалели об этом «порыве». Словами объяснить не смогу, но сердцем чувствую, что так правильно. Если слышу, как чей-то ребенок говорит: «Пап, завяжи мне шнурки» – меня с непривычки коробит. Многие сейчас возмутятся, но хорошие традиции наших предков несли в себе сакральные смыслы, и правильная субординация в наш непростой век вседозволенности не кажется лишней. Но опять-таки – это сугубо личный опыт отдельной семьи, и радует, что мы не одиноки в своем чудачестве.
    А относительно книг… В полноте на сердце легло то, что пишет Юлия Гиппенрейтер. Мне очень жаль, что я так поздно для себя открыла ее книги.

    – Говорят: «Если Господь дал детей, то и на детей даст». Так ли это? Можно ли избежать материальных трудностей молодой семье?
    – Сложный вопрос. В священнической семье «то пусто, то густо»… Конечно, многодетные у Бога на особом довольствии, даже можно наблюдать материальный достаток в таких семьях. Промыслом Божьим у них все чудесно появляется – и жилье, и машина, и одежда, и даже отдых на море. Но тут есть одно «но»… Это приходит не сразу. А хватит ли нам терпения и веры, зависит полностью от нас.
    Мне кажется, не должно быть инфантильности и розовых очков, если мы мечтаем «о ляльке на каждой лавке». Реальность такой семьи далека от неофитского романтического мировосприятия. Есть опасность не выдержать, сломаться, скатиться в ропот и уныние. Но верны слова Спасителя: «Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится Вам» (Мф. 6:33). А найти Царство нелегко, все знают.
    Сегодня, когда мы с мужем смотрим на те материальные блага, которыми нас одарил Господь, то не перестаем удивляться. Вспоминаем, как жили на дьяконскую зарплату, затем ютились с четырьмя малышами на съемной квартире, ездили на запорожце на море и были неописуемо счастливы.

    Сегодня у нас свой дом, две большие машины и дача в деревне. Я по гордыне, конечно, часто смущаюсь: «Что подумают или скажут люди?» Но даже эти две машины – пожертвование неравнодушных родственников и друзей, как и все остальное.
    Поверьте, не это было самоцелью. С милым рай и в шалаше. Если нет любви в семье, то никакие «блага» не способны заполнить пустоту.
    – Был ли человек, который помогал в организации семейной жизни и воспитании детей?
    – Да, несомненно. Вначале подсобляли бабушки. Несмотря ни на что, это «Ангелы-хранители» молодых семей. Моя мама много работала, преподает и сейчас, поэтому студенты видели ее чаще, чем внуки. И все же она выручила нас, когда родилась первая дочка. Свекровь до последнего своего вздоха (в прямом смысле) была с нами. Она в течение четырех лет была бесценным помощником, пока малыши не подросли и не научились самостоятельно кушать, одеваться и гулять во дворе. А когда свекрови не стало, во время четвертого токсикоза я поняла, что детей же должен кто-то кормить, и мы пригласили няню.

    Когда дети профессионально занимались акробатикой, друзья оплачивали нам водителя, так как дорога в центр, на стадион «Спартак», была неблизкой. Я твердо убеждена, что у многодетной мамы должна быть помощница, работающая хоть раз-два в неделю. Даже не в плане разгрузки физической работы. Очень важно знать, что твой тыл прикрыт, что ты – не один на один со всем этим ворохом белья, что у тебя будет возможность вырваться куда-нибудь, в магазин, например. И тебе подарят в очередной раз драгоценный подарок – побыть одной, в тишине, в молчании. Когда рядом есть такие люди, у замотанной мамы появляется шанс прийти из гастронома просветленной и отдохнувшей.
    Поэтому единственное, что я могу с уверенностью посоветовать семьям, в которых растет не два и не три чада, найдите помощницу – и Ваша жена расцветет.
    – Как относитесь к воспитанию детей на дому? Можно ли обойтись, например, без детсада?
    – Да, если мама имеет материальную возможность не идти на работу. Ведь у каждой семьи все сугубо индивидуально. В идеале ребенок первые пять лет жизни должен быть неразлучен с источником его жизни, самым дорогим человеком. Это имеет колоссально позитивное влияние на психику и на процесс формирования его личности. Чем дольше он греется маминой любовью, а она, согласитесь, лучше ощущается вблизи, чем на расстоянии, –тем лучше. Но и отказываться полностью от социализации я бы не стала.

    Ребенок, идущий в первый класс и при этом впервые попадающий в коллектив, рискует потратить время не на обретение знаний, а на адаптацию к незнакомым условиям. Наши дети в садик шли в 6 лет, как говорили раньше, «в нулевку», чтобы переход от семьи к школе был плавным. Я недружелюбно отношусь к различным программам по раннему развитию и специализированным садикам. Мне ближе отношение к детям в Царской семье: до 7 лет они не знали ни одной буквы, но уже умели вышивать, работать в огороде, словом, привыкали к физическому труду. Считаю этот метод правильным. Всему свое время.
    – Чего больше всего не хватает при воспитании детей?
    – Времени на объятья. Я не понимала и недооценивала раньше огромного значения тактильного общения с ребенком. Наши младшие дети очень отличаются от старших. Младших буквально тискали и зацеловывали всей семьей. Они, конечно, избалованней, и маленький Коля может опозорить меня на весь супермаркет закатыванием классической истерики с падежом на пол и дрыганьем ножками. Но… он намного человечней, что ли. Малыш умеет дарить любовь, потому что ему дарили много любви. В три года, еще плохо разговаривая, Коля каждые полчаса не забывал повторять, как сильно меня любит, что я «плинцесса», а потом добавлял «блестящая». Старшие дети подобных истерик не закатывали, но они суше и жестче в выражении своих эмоций.
    Я не была мамой в том понимании слова, каким я его вижу сейчас, когда была моложе. Не брала детишек на руки, делала вид, что не замечаю, если ребенок упал, лечила их от разных фантомных болезней, о которых прочла в книгах, носилась по баклабораториям с анализами… и не обнимала, не прижимала к себе, не целовала. Это моя боль на всю жизнь.
    – Почему сегодня многодетные семьи скорее исключение?
    – Как правило, многодетные – это верующие различных конфессий. Если у тебя есть надежда на Бога, то все в твоей жизни раскрашено в другие цвета. Нет страха. Есть доверие. А человеку за церковной оградой очень непросто решиться на этот шаг, сразу злополучные вопросы начинают одолевать – как рожать без жилья, без стабильной зарплаты и т. д. А мы немножко сумасшедшие, юродивые для мира.
    Если бы люди догадывались о том, какой это драйв, когда ты приходишь домой, а на тебя целая орава нападает с криками «Мама пришла», может быть, и рожали. Но это понимают только свои, «посвященные» в орден бесконечных горшков, кастрюль, соплей и недосыпаний. Тут почти не остается места личному комфорту, о котором сегодня кричат со всех сторон. Даже выражение не так давно появилось – «выйти из зоны личного комфорта». Разве не к этому «выходу» постоянно призывает Евангелие? И скажу честно, это нелегко. Иногда жалеешь, что ты не космонавт.
    – Как побороть страх «многодетства» и как долго он может присутствовать?
    – Не знаю. На это либо решаются, либо нет. Вначале страха нет, есть желание «родить столько, сколько Бог пошлет». Супруги, то ли обоюдно, то ли смиряясь или не смиряясь перед мнением одного, решают сами, каким они видят дальнейший план развития событий. Не всегда есть полное взаимопонимание, камнем преткновения может послужить желание только мужа или жены иметь много детей.
    Страх приходит со временем, когда есть уже какой-то накопленный опыт трудностей, проблемы со здоровьем, когда ты не просто на словах, а делом пытаешься привести к гармонии свою веру и свой образ жизни. Хоть мы с мужем после венчания и решили, что детей у нас будет минимум семь, но мы слабо понимали, о какой ответственности идет речь. Ведь наличие дома рояля еще не дает права себя считать пианистом. Одно дело – родить, другое – вырастить хороших людей.

    И еще. Не каждая мама, узнавая о шестой или десятой беременности, хлопает в ладоши и прыгает до потолка. Тогда не только испытываешь страх, или бесовские страхования, Богу видней, потому что понимаешь: скоро начнется жуткий токсикоз, а весь этот люд надо кормить, провожать утром в школу и т. д. Женщина же человек, она не может не бояться трудностей. Но еще появляется в душе какое-то светлое чувство, наверное, это отголосок, пусть и слабый, того ощущения, которое испытывала Божья Матерь, произнося: «Се раба Господня, да будет Мне по глаголу Твоему». Это осознание приобщенности к чему-то очень важному покрывает многие женские страхи.
    Мамам-христианкам очень хочется искренне благодарить за все Бога, по слову Псалтыри: «Благо мне, яко смирил мя еси…» (Пс. 118:71).
    Правда, чаще получается: «Терпя, потерпех Господа, и внят ми, и услыша молитву мою» (Пс. 39:2).
    – Как сломать образ вечно несчастной матери, окруженной гурьбой плачущих младенцев?
    – Я боюсь отвечать на этот вопрос, поэтому оговорюсь заранее: это мое личное мнение, критикуйте меня, а не Церковь. Сломать этот образ под силу двум людям, самой женщине и ее мужу. Начнем с сильной половины человечества, а потом вернемся к прекрасной. Женщина так устроена, что нередко центром ее Вселенной является ее мужчина (я сейчас говорю о «стандартных» женщинах). И Вселенная эта согревается или замерзает от количества тепла, которое излучает центр. Надо ли говорить, что мужчина наше солнышко?
    Настроение женщины напрямую зависит от настроения второй половинки. Тут мужчины, конечно же, возразят: мол, какое у них может быть настроение, если они приходят домой с работы уставшие, а дома не убрано, или не наготовлено, или квитанции не оплачены, или его пиджак не сдан в химчистку, или… список можно продолжать до бесконечности.
    Раздраженный муж найдет повод, а мы, жены, действительно обязательно где-то дадим слабинку и не справимся со своими обязанностями. Причин и оправданий у нас тоже будет несметное количество: от усталости до лени… Возникает важный вопрос – кто в семье главный и самый сильный? Сильный не в физическом плане, а относительно своих душевных способностей.
    Если мы претендуем на место главного, то должны показать пример силы духа, которая также проявляется в великодушии. Я очень люблю это слово. У человека с Великой душой жена не может выглядеть несчастной. В православной среде иногда, к моему сожалению, к таким великодушным мужьям относятся свысока, можно и клеймо «подкаблучника» получить. Муж, который пришел домой и заметил какие-то недочеты, может поступить по-разному: излить в разных формах всю свою раздражительность, разбавив рабочими неурядицами, или, пересилив свою усталость, молча помочь. Не надо бояться, что домашние сядут на голову. Любовь ничего не боится, она меняет мир.
    А второй аспект кроется уже в самой многодетной маме. Как она должна выглядеть, чтобы быть «рекламой» своему многодетному образу жизни, а не «антирекламой»? Тут уже каждая поступает сообразно со своей совестью, благословением мужа или духовника. Все украшается мерой. Женщина способна украшать наш мир, при этом не выглядеть вульгарно и соблазнительно. Но привлекательно. Почему бы и нет? Красивая женщина, которая не ставит цель соблазнить, возможно, наводит на приятные размышления о Господе, ее сотворившем.
    Мне часто приходится бывать на людях, и, если честно, они не смущаются совершенно бестактно, дотошно рассматривать мам с большим количеством детей. Помните, как у Булгакова в «Собачьем сердце»: «А мы пришли на собачку говорящую посмотреть».
    Раньше я стеснялась своих черных указательных пальцев (так бывает, когда каждый день чистишь картошку). А потом подумала, что могу ее чистить в перчатках. А почему бы не сделать маникюр или постричься в парикмахерской, чтобы потом не краснеть, заполняя ворох бумаг под пристальными взглядами сотрудников ЖЭКа или Совбеза? Тщеславие? Наверное, не буду спорить. Но не надо забывать, что на нас еще и ответственная миссия проповедовать тем, кто либо за церковной оградой, либо уже ее миновал, о красоте материнства. И эту проповедь можно «произносить» также внешними данными. К слову, меня муж два раза в неделю отправляет заниматься спортом в бассейн с подругами, и это колоссальная отдушина для нашего шумного коллектива. Спасибо ему огромное. Он старается быть сильным, потому что главный (смеется).
    – Не жалеете о том, что с мировых сценических подмостков «спустились» к пресловутым три К?
    – Если скажу, что моя жизнь сегодня интересней и ярче, может быть, мне и не поверят, но это так. Представляете, я восемь раз впервые увижу слона и крокодила, восемь раз переживу Первое сентября заново, а первая любовь, а свадьбы, рождение внуков? Ощущение счастья приумножено на количество близких людей, которых мы любим. Пускай и «покалеченной» любовью, несовершенной, но очень хочется стараться, меняться ради них. Тратить жизнь только на себя, на собственные амбиции – интересно, но не очень.
    Я очень благодарна родителям, что поддержали мою балетную мечту и многие годы помогали к ней добираться. Мы до сих пор с удовольствием ходим с мужем и детьми на балетные спектакли в Оперный театр (скорее, он делает довольный вид ради меня). Но любоваться из зала и дарить себя сцене – разные вещи. Я не жалею, что оставила балет, но еще больше благодарна ему за нечеловеческие нагрузки, которые закаляли нас как сталь и научили терпеть физическую боль, усталость, не обращать внимания на самочувствие и т. д.
    – Какой совет можете дать молодым мамам?
    – Это неблагодарное дело – давать советы. Я сама в них постоянно нуждаюсь. Наверное, следует ничего не бояться и во всем полагаться на Господа. Он никогда не посрамит ничьего упования, а тем более матери.
    – А молодым парам, только ступившим на семейную стезю, какую бы фразу Вы рекомендовали все время держать в голове?
    – Я бы посоветовала даже две фразы, простите за нескромность. Одну из Екклесиаста: «И это пройдет». Когда проживут вместе многие годы, они поймут, что это означает. А вторую нам с мужем повторял наш покойный духовник о. Михаил (Бойко): «Деточки, во время спора, если каждый из вас будет себе повторять “Пусть будет как угодно, только не по-моемуˮ – так и не поссоритесь». Иными словами, батюшка призывал нас смириться перед второй половинкой, перед его позицией, его мнением. В слове «смирение» корень «мир», и к этому мне нечего добавить.
    – А какие мифы о многодетных можете развенчать?
    – Мифы развенчивать не стану, это невозможно. Тот, кто ищет подтверждение своему мнению, обязательно найдет. Лучше постараться жить так, чтобы эти мифы не создавались.
    Беседовал Александр Карпюк
    Источник:pravelife

    2314

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем