А мне
  • Одигитрия русского рассеяния(из книги "Опыт постижения Америки")


    По сложившейся многолетней традиции, всякий раз, посещая Нью-Йорк, мы первым делом направляем свои стопы в восточную часть Манхэттена, где на пересечении Парк Авеню и 93-й Стрит находится администрация Синода РПЦЗ и два храма: Синодальный в честь иконы Божией Матери «Знамение» Курско-Коренной и так называемый «нижний», во имя преподобного Сергия Радонежского.

    Знаменский собор и Архиерейский Синод РПЦЗ.
    Курская Коренная икона Божией Матери

    Расположенное в фешенебельной части города, здание впечатляет своей респектабельностью. Но влечет нас в этот ухоженный особняк совершенно иное: за полвека, прошедшие с тех пор, как сюда переехал Архиерейский Синод РПЦЗ, построенный в классическом стиле по проекту архитектора Уильяма Адамса Делано, особняк стал частью русской культуры Нью-Йорка, домом молитвы, местом пребывания Одигитрии Русского рассеяния — Курской Кореннной Иконы Божией Матери Знамение и других дорогих сердцу православного человека святынь.

    В этот приезд, правда, мы так и не сподобились застать саму чудотворную икону: она в это время пребывала в России, в Нефтекамске, и мы приложились к ее дивному списку, написанному легендарным «иконописцем всего зарубежья» — архимандритом Киприаном(Пыжовым), подарившим Православию в Америке множество замечательных росписей, а также к чудотворному образу некогда обновившейся Харбинской Богородицы «Всех скорбящих Радосте», хранящемуся в нижнем храме, и другим святыням, о которых расскажем ниже. В конце концов, мы так часто бывали здесь, что делать трагедию из того, что икона путешествует, не стали, а, наоборот, искренне порадовались за тех, кто сейчас там, в России, может помолиться перед этой прекрасной древней святыней.

    В утешение мы сподобились общения с Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви(РПЦЗ), Митрополитом Иларионом, застать которого также не всегда предоставляется возможным. Архипастырь благословил нас на дальнейшую дорогу и подарил книгу о Джорданвилльском монастыре, в ответ на что я преподнесла ему одну из своих монографий.

    Вообще владыка очень прост и доступен в общении, и, всякий раз, когда мы беседуем с ним, получаем от этого большую духовную радость.

    Необходимо отметить, что здесь, даже несмотря на богатство интерьера храмов и архитектурную вычурность роскошного особняка, воистину всегда царит русский дух, а о человеке, тщанием которого он был передан Церкви, напоминает установленная а его фасаде памятная доска — «Мемориал Семененко». О том, как это произошло, мы напишем ниже.

    Здание имеет свою историю. С конца XIX столетия на земле, на которой находится ныне здание Архиерейского Синода, стоял деревянный особняк, построенный в стиле Ренессанса. Одно время хозяином его был генерал-лейтенант Винфильд Скотт (1786-1866), главнокомандующий Объединенной Армии в период Гражданской войны 1861 года. После кончины в 1866 году генерала Скотта в особняке расположился женский католический монастырь ордена урсулинок, сестры которого занимались образованием и воспитанием девочек. Строительство в районе Парк Авеню туннеля метро и связанная с этим суета вынудили урсулинок выставить особняк на продажу.
    В 1913 году новой владелицей здания стала вдова одного из владельцев пароходной компании Нью-Йорка Роберта Б. Минтурна — Сюзанна (Шоу) Минтурн. Однако, спустя три года г-жа Минтурн, владевшая к тому же и другой недвижимостью в восточной части Верхнего Манхэттена, продала особняк известному финансисту и потомственному банкиру Фрэнсису Палмеру, основателю крупной брокерской компании на 40 Уолл-Стрит. Заняться дизайном своего нового приобретения Палмер пригласил модного в те годы архитектора Уильяма А. Делано, выпускника Йелльского университета, одного из авторов импозантного монументального здания Нью-Йоркской публичной библиотеки. Знаменит архитектор был также и тем, что по отцовской линии приходился дальним родственником президенту США Франклину Делано Рузвельту, а по материнской был прямым потомком президента Джона Адамса. Для своего очередного творения Делано выбрал классический стиль, который с успехом использовал при строительстве The Colony Club, The Union Club, The Knickerbocker Club.
    Возведение нового особняка на углу 75 Ист 93-й улицы и 1180 Парк Авеню началось в 1916 году и было завершено в 1918 году. Пятиэтажное здание квадратной формы построено из красного кирпича с вкраплением белого орнамента, выполненного из тосканского мрамора. Над мансардой обустроена конусообразная крыша.Словом, все тщательно продумано и выдержано в едином стиле. Никаких излишеств.
    Палмер умер в 1923 году, а спустя 3 года его вдова, Изабель, получив в наследство еще один особняк в городе, продала творение Делано Джорджу Ф. Бейкеру — младшему, единственному сыну и наследнику одного из самых могущественных, по мнению журнала «Таймс», людей США — банкира Джорджа Ф. Бейкера — старшего.

    Одновременно с покупкой особняка под номером 75 по фешенебельной Ист 93-й улице Бейкер — младший приобрел еще 3 прилегающих к нему здания. Они были снесены, а на их месте было построено, также по проекту Уильяма Делано, продолжение дома
    с залом для балов и главным

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    обеденным залом, выходящим на Парк Авеню. Реконструированы были и комнаты внутри особняка, в особенности те, где собиралась знатная публика.
    Сегодня это главный зал церковных собраний и банкетный зал, где по сей день находится перенесенный Бейкерами из своего родового дома камин. В воскресные и праздничные дни здесь вместе со священнослужителями и архиереями трапезничают прихожане храма.

    В 1937 году Джордж Бейкер — младший скончался во время круиза на Гавайских островах, и особняк перешел к его жене Эдит Бейкер (в девичестве Кейн).
    После революции 1917 года часть духовенства, не принявшая советскую власть, выехала из страны. В 1920 году в Константинополе был создан административный орган Высшего Церковного управления. В 1921 году король Александр и Сербский Патриарх Димитрий пригласили иерархов Зарубежной Церкви переехать в Сербию, в город Сремски Карловцы. Там Архиерейский Синод Зарубежной Церкви оставался до конца Второй мировой войны. С приближением советских войск к границам Сербии, Синод временно выехал в Чехословакию, а затем в Мюнхен, находившийся в Американской зоне.В конце 1940-х годов центр русской эмиграции переместился за океан, вследствие чего Первоиерарх и Синод решили, что разумнее было бы и церковной администрации переехать в США.

    В 1951 году Первоиерарх РПЦЗ, митрополит Анастасий, прибыл в США. Известный член русской общины и многолетний благотворитель Русской Зарубежной Церкви, князь Сергей Сергеевич Белосельский-Белозерский (1895-1978) предоставил для нужд Архиерейского Синода свое загородное поместье в местечке Магопак, находившееся на севере, недалеко от Нью-Йорка.

    Но Магопак был местом достаточно удаленным от большинства русских православных, которые по экономическим соображениям селились в пределах города Нью-Йорка и ближайших его пригородах. Тогда князь передал Синоду дом на 77-й улице в западной части Манхэттена, куда и переехала церковная администрация РПЦЗ. Именно в этом доме с Первоиерархом, митрополитом Анастасием, встретился после долгого перерыва человек, с чьим именем связано нынешнее здание Архиерейского Синода РПЦЗ на Ист 93-й улице — Сергей Яковлевич Семененко.
    Так выглядит Одигитрия русского рассеяния в праздник, посвященный Ее памяти

    А вот такой мы ее встретили в Джорданвилле, куда она была перевезена из Нью-Йорка во время урагана Сэнди, вызвавшего в октябре 2012 года страшное наводнение на Восточном побережье Соединенных Штатов.
    Однако вернемся к истории.
    Митрополит Анастасий (Грибановский) (1873-1965) был известным иерархом еще в дореволюционной России. Несмотря на то, что среди московских архиереев в то время он был самым молодым, его ценили за благоговейность и смирение, ум и организаторские способности. Именно ему была поручена организация всех богослужений во дни празднования в 1913 году в Москве 300-летия династии Романовых. После восстановления Патриаршества на Всероссийском Соборе 1917-1918 гг. епископ Анастасий был назначен на Кишиневскую кафедру с возведением в сан архиепископа. Но епархией управлять пришлось недолго: с приходом к власти большевиков архиепископ Анастасий вынужденно покинул страну. Незадолго до эмиграции в Кишиневе владыка познакомился с семьей купца Якова Семененко, которому не только помог выехать из страны, но и оказал неоценимую помощь в Константинополе, куда Семененко попал вместе с другими беженцами. Нашел владыка Анастасий и средства для того, чтобы сын Якова, Сергей, поступил на учебу в Гарвардский университет. Там Сергей Семененко окончил Школу управления бизнесом, основанную, по стечению обстоятельств, Джорджем Бейкером — старшим, и начал карьеру в финансовой сфере. Спустя несколько лет он стал президентом First Bank of Boston, а потом — Bank of New York.
    Тем временем послушание архиепископа Анастасия в Русской Духовной Миссии в Иерусалиме завершилось, и в 1936 году он был избран вторым Первоиерархом Русской Зарубежной Церкви.
    В середине 1950-х годов Сергей Семененко, проживавший в элегантных апартаментах великолепного нью-йоркского отеля Pierre, узнал, что владыка Анастасий, которому он лично был обязан многим, также поселился в Нью-Йорке и находится в несколько стесненных обстоятельствах. Недостаточно респектабельный дом из коричневого кирпича на 77-й улице показался Семененко слишком скромным Для Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви, и в благодарность за оказанную в сложный период жизни помощь, он решил подыскать подходящий дом для митрополита и Синодальной администрации. В поисках Сергею Яковлевичу помог русский эмигрант Михаил Григорьевич Щербинин, вхожий в высшие круги нью-йоркского общества. В результате поисков лучшим вариантом оказался особняк Палмера-Бейкера, и тогда М.Г. Щербинин нашел возможность представить С.Я. Семененко его хозяйке, Эдит Бейкер. Соглашение о покупке было достигнуто. В 1958 году Архиерейский Синод переехал в восточную часть Нью-Йорка, в особняк №75 на Ист 93-й улице.
    Новым хозяевам импозантного особняка предстояло в очередной раз внести в его внутреннюю планировку коррективы в соответствием с назначением здания. Бальный зал стал соборным храмом «Знамения» Божией Матери,
    бывшая главная столовая была переоборудована под храм во имя преподобного Сергия Радонежского, где в настоящее время ежедневно совершаются богослужения, в том числе и ранние службы на английском языке для православных американцев. Кстати, во многих храмах и обителях во время богослужения звучит сакральный английский, и это совершенно нормально, тем более, что ход богослужения совершенно не изменяется и даже человеку, не владеющему английским, все понятно.
    В главной гостиной бывших хозяев разместился Синодальный зал, где заседает Архиерейский Синод.

    «Когда в особняке разместился Синод Русской Зарубежной Церкви и сюда переехал Первоиерарх митрополит Анастасий (Грибановский), мне было всего восемнадцать лет, — вспоминает первые годы староста собора князь Владимир Кириллович Голицын. — Мы сразу занялись устроением храма и приспособлением помещений для церковных целей: делали рамы для картин, проводили электричество, мастерили вешалки для архиерейского облачения, а нередко и готовили трапезу для митрополита Анастасия и его гостей. Мой дедушка — князь Владимир Владимирович Голицын, до революции возглавлявший Московское дворянское собрание, также поселился в Америке и, спустя некоторое время, принял монашество с именем Дионисий. Он жил в Монреале, а вскоре митрополит Анастасий благословил отца Дионисия стать его келейником и переехать в Нью-Йорк. Знаменский собор был освящен в 1959 году. Иконы для храмового иконостаса написал известный иконописец архи-мандрит Киприан (Пыжов), как его называли — «иконописец всея зарубежья». По левую сторону от солеи в киоте под сенью пребывает чудотворная иконы «Знамения» Курско-Коренная.

    Во время паломничества святого образа его заменяет копия, написанная архимандритом Киприаном. К ней-то мы и приложились на этот раз, порадовавшись тому, что в далекой России кто-то получил сейчас эту возможность.
    Рядом — иконы Божией Матери «Казанской» и святителя Иоанна Шанхайского с частицей мощей.Далее — ковчег с десницей преподобномученицы Великой княгини Елисаветы и частицей мощей инокини Варвары.
    Далее на стене — иконы Санкт-Петербургских святых: блаженной Ксении с хранящемся в ковчежце осколком камня из внутренней облицовки могилы святой; и праведного Иоанна Кронштадтского с его мантией. Рядом на аналое — медальон преподобного Серафима из Екатеринбургских икон Царской семьи и крест святого из его гроба. На стене в киоте — образ преподобного Анастасия Синайского, небесного покровителя второго Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви митрополита Анастасия.
    С правой стороны от алтаря — образ святителя Николая Чудотворца в киоте и хранящаяся тут же мантия царя-страстотерпца Николая II.
    В Знаменском синодальном соборе проходило настолование четырех первоиерархов РПЦЗ: митрополитов Филарета (Вознесенского), Виталия (Устинова), Лавра (Шкурлы) и Илариона (Капрала).
    После блаженной кончины митрополита Анастасия архиереи долго не могли выбрать главу Церкви из двух предложенных кандидатов: архиепископа Иоанна Шанхайского, ныне прославленного в лике святых, и архиепископа Никона (Рклицкого). И тогда владыка Иоанн предложил на пост первоиерарха самого молодого из архиереев – архиепископа Филарета (Вознесенского), викарного епископа Австралийской епархии.

    Митрополит Филарет(Вознесенский)

    Митрополит Филарет был строгим аскетом, но при этом интересовался молодежными проблемами, сам работал с молодежью, много помогал русской школе при Синоде. Владыка Филарет очень любил музыку и сам был талантливым церковным композитором.
    Митрополит Виталий также запомнился нам как строгий монах, который, однако, любил, чтобы в храме было красиво, со вкусом; в алтаре не терпел беспорядка.

    Митрополит Виталий

    Митрополита Лавра я знал еще архимандритом. Он часто приезжал к нам домой; мои сыновья Кирилл и Григорий прислуживали ему, сопровождали в поездках по приходам. Нередко владыка Лавр останавливался у нас отдохнуть. Мы его считали членом семьи, очень любили, и потому его кончина стала для нас очень тяжелой личной потерей.

    Митрополит Лавр(Шкурла)


    Митрополит Иларион (Капрал)-нынешний Первоиерарх РПЦЗ.

    Первым старостой Знаменского собора стал князь Владимир Владимирович Голицын.
    Престольный праздник собора отмечается 10 декабря (по новому стилю) в день празднования иконы Божией Матери «Знамение».


    Курская икона «Знамение» Божьей Матери – одна из замечательнейших и древнейших икон православной Руси. На иконе изображена Пресвятая Богородица, сидящая и молитвенно поднявшая Свои руки; на ее груди, на фоне круглого щита (или сферы) благословляющий Божественный Младенец – Спас-Эммануил. Такое изображение Богоматери относится к числу самых первых Ее иконописных образов.

    По преданию, икона была найдена 8 сентября 1295 года, в день Рождества Пресвятой Богородицы, в лесу, в кроне огромного дерева, недалеко от сожжённого татарами Курска. На этом месте поставили часовню, а затем в 1618 году Знаменский монастырь, в котором икона хранилась ровно 301 год.

    Знаменский монастырь в Курске.

    Ежегодно икону переносили в Коренную пустынь. Крестные ходы с иконой собирали огромное количество верующих.
    Возобновленную Курскую Коренную пустынь возглавил наш вселюбимый старец, схиархимандрит Исаия(см. нашу статью «Глубоко внутренний человек»)

    Возрожденная Курская Коренная пустынь в наше время.

    Во время Гражданской войны, чтобы святыня не попала в руки красных командиров, икона была вывезена из монастыря, а осенью 1920 года надолго покинула Россию. Посетит свое отечество она только через 89 лет, в 2009 году. Здесь, в дальнем зарубежье, ее с любовью называют Одигитрией русского рассеяния. Правда, в соборе она бывает не всегда: путешествует по различным градам и весям, утешая страждущих… И хотя верующие понимают, что святыня принадлежит всем, возвращение ее всегда радостно и желанно.

    Необходимо отметить, что в наше непростое время кризис, охвативший Америку, Больно ударил и по Церкви.Все труднее становится содержать столь большую площадь, платя налоги, просто непомерные из-за дороговизны недвижимости на Манхеттене, и Священноначалие задумывается над тем, чтобы сменить престижный район и просторное помещение на более скромные. Ежегодный дефицит Синода составляет 450-500 тыс. долларов.
    По этому вопросу Синод РПЦЗ сделал специальное заявление. „Синодальная канцелярия осознает, что в случае, если продажа здания станет единственным выходом из положения, прихожане Знаменского собора в Нью-Йорке, располагающегося в здании Архиерейского Синода, лишатся церкви“, — отмечается в нем.
    В РПЦЗ констатируют, что „серьезность положения оставляет мало времени на поиски решения“.
    Силами прихожан храма и паломников, большинство из которых составляют не весьма обеспеченные эмигранты, решить проблему представляется делом очень непростым.
    К сожалению, в трудном положении пребывают и многие другие храмы, некоторые из которых вообще закрываются. Нас очень огорчило известие о том, что один из любимых и посещаемых эмигрантами храмов во имя Богородицы Неупиваемая Чаша на Брайтоне, в который мы всенепременно заходили помолиться и пообщаться с настоятелем, отцом Вадимом Арефьевым, к нашему последнему приезду был уже закрыт под предлогом несоответствия пожарным нормам.

    Там же находился Дом трудолюбия, где о. Вадим, не один год самоотверженно работавший в этом направлении, собирал спившихся бомжей и безработных, давая им приют и надежду на новую жизнь. Кстати, многим это помогало выжить и не потерять себя, и мы знали некоторых из них. Все они сейчас остались без пристанища, и хотя организован сбор средств на строительство нового храма, их катастрофически не хватает.
    Эх, Америка, Америка! Богатая и беспечальная, с необъятными просторами и разнообразными ландшафтами, где могли бы счастливо проживать миллионы людей, ты порой бываешь лютой мачехой для тех, кто не выдерживает твоего стремительного ритма и жесткого миропорядка, основанного на безоговорочном подчинении власти денег… В твоем плавильном котле безжалостно переплавляются человеческие судьбы, перемалываются жизни… Золотой телец прочно обосновался не только на Уолл-Стрит, но и в сознании людей. Скорбный глас Христа в их сердцах слышится все реже…
    Очень не хочется завершать рассказ на такой грустной ноте. Мы все-таки очень надеемся, что Церковь сумеет преодолеть эти негативные тенденции, ибо, по словам Спасителя, „врата адовы не одолеют Ее“.
    Татиана Лазаренко, Александр Кривенко
    Продолжение следует

    771

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем