А мне
  • Албазинская икона Божией Матери, именуемая «Слово плоть бысть»


    Благовещенская епархия
    Основание Албазинского острога
    Наше Отечество, Русь Православная, испокон веков пользуется особым милостивым заступничеством и покровом Царицы Небесной. Всегда в годы опасностей и потрясений Она являла народу русскому Свою благодатную помощь. Одними из величайших источников духовной благодати являются святые чудотворные иконы Пресвятой Богородицы.

    Для Приамурья и всего Дальнего Востока такой великой святыней является чудотворная Албазинская икона Божией Матери, именуемая «Слово плоть бысть». Находится она в Кафедральном соборе, освященном в честь Благовещения Пресвятой Богородицы, города Благовещенска, административного и духовного центра Амурской области. Икона написана темперой по левкасу, нанесенному на доску размером 73×67 см, и в нескольких местах подновлена масляными красками.

    История чудотворной иконы неразрывно связана с освоением русскими огромного по территории дальневосточного региона. К сожалению, затерялись в истории события, связанные с первоначальным явлением святого образа. Но можно с достоверностью утверждать о глубокой древности почитания Албазинской иконы Божией Матери. Чудотворной она считалась еще задолго до перенесения ее в Приамурье из Сибири.
    Своим названием самая почитаемая на Дальнем Востоке православная святыня обязана двадцатилетнему ее пребыванию в знаменитом Албазинском остроге, а также в расположенном невдалеке от него Спасском монастыре. Первое упоминание об Албазине датировано 1650 годом, и связано оно с именем промышленного человека Е. П. Хабарова.
    Ерофей Павлович Хабаров-Святицкий был родом из деревни Дмитриево Устюжского уезда (80 км юго-западнее Великого Устюга), а по другим данным — из Сольвычегодска. Переселившись в Сибирь, он в 1636 году занялся торговлей в Енисейске, а в 1638 году переехал на реку Лену, где в 1641 году на пустошах в устье реки Киренги устроил соляную варницу и мельницу. Он первый на Лене занялся земледелием, распахав 60 десятин земли. Обладая деятельным и волевым характером, он по зову того сурового времени оказался на гребне волны русского казачества, достигшего даурских земель. В 1650 году отряд Ерофея Хабарова в количестве 155 человек занял на верхнем Амуре после двенадцатичасового сражения городок даурского князя Албазы (маньчжуры называли его Якса), имя которого дало впоследствии и острогу. Городок был основан даурами в 1645 году и к моменту прихода казаков представлял уже хорошо укрепленную крепость.
    29 ноября 1650 года Хабаров отправился в поход вниз по Амуру, оставив в Албазине 50 казаков для охраны острога и сбора ясака.
    Первый император пришедшей к власти в Китае маньчжурской династии Цин, Шунь-чжи, уже в 1651 году отправил к Албазину тысячную армию с целью изгнания засевших там беспокойных соседей, но только в 1658 году маньчжурам удалось разрушить Албазин, а также несколько других русских поселений и городков. Но это не испугало и не остановило землепроходцев, которых проторенная дорога влекла все более и более.

    Прибытие святой иконы на Амурскую землю
    В 1665–1666 годах группа из 84 беглых казаков возвела на месте Албазинского городища острог. Эти казаки убили на Лене в устье реки Киренги притеснявшего их илимского воеводу Л. А. Обухова «за невозможное свое терпение, что он Лаврентей, приезжая к нам в Усть-Киренскую волость, жен их насильничал, а животы их вымучивал». Царская администрация заочно приговорила возглавившего восстание пятидесятника Н. Р. Черниговского с 17 главными сподвижниками к смертной казни.
    Под руководством атамана Никифора Черниговского на Амуре была создана вольная казачья республика. Обустроившись на новом месте, казаки предприняли активные действия, направленные к тому, чтобы оправдать себя и заслужить прощение Государя. Для достижения этой цели они быстро принудили к покорности местное население и стали брать с них ясак (дань).
    Население Албазина постепенно увеличивалось. Сюда стекались казаки и промышленные люди из остатков разных экспедиций, беглые крестьяне из Сибири и так называемые «гулящие люди». Вокруг острога стали появляться заимки и зимовья русских.
    В 1670 году Нерчинский воевода Данило Аршинский сносится с Черниговским официально, предлагая «без указу великих государей Даур не воевать», а в отписке царю называет Черниговского «Албазинского острогу приказным человеком».
    В этом же году Черниговский отправил весь собранный им ясак в Москву, через Нерчинского воеводу, приложив «повинную челобитную», в которой признавал свою вину в убийстве Л. А. Обухова. Челобитная была подписана всеми албазинцами, пришедшими со своим атаманом с Лены, в числе 101 человека.
    В 1672 году в Москве был издан указ, по которому Никифор Черниговский приговаривался к смертной казни, а часть его сподвижников по делу шестилетней давности — к жестоким наказаниям. Через два дня, «по былым обычаям», был издан новый указ, которым Черниговский подлежал помилованию и назначался царским приказчиком в Албазине. В царском указе говорилось: «В день святого ангела великого государя всея Руси повелеваем сжечь грамоту нашу о казни вора и грабителя Никифора Черниговского со товарищами. Воров тех милуем, и надобно их

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    сыскать и отныне ворами не злословить, осыпать почетом и наградами. Никифора Черниговского именем нашим, великого государя всея Руси, ставим приказчиком Албазина, а рать его именуем русским воинством царским и шлем жалованье две тысячи серебром. И пусть Никифор Черниговский с казаками те рубежи на Амуре-реке сторожит и на тех рубежах стоит насмерть».

    Вместе с отрядом Черниговского на Амур прибыл, а по некоторым данным, был приведен насильно старец иеромонах Гермоген. До своего переселения старец был известен как видный деятель православного просвещения земель Прибайкалья и устроитель образованного им в 1663 году Усть-Киренского Свято-Троицкого монастыря. По твердой вере в Промысел Божий, все устраивающий во благо, старец Гермоген благодушно покорился своей нелегкой участи и еще более усердно предался молитвенным подвигам иноческой жизни. В те трудные годы освоения восточных регионов именно православное духовенство явилось основоположником и носителем духовной крепости и духовной культуры первопроходцев. Известно, что еще в дружине Ермака находилась походная часовня. Ввиду этого понятно и желание беглых казаков иметь в своем отряде священника при уходе их в неизведанные, труднодоступные края. Подвижническая жизнь старца была выше всякой для того рекомендации.
    Русские поселенцы, достигавшие восточных окраин Руси, были там первыми христианами. Общим правилом первопроходцев было: «где зимовье ясашное, там и крест или впоследствии часовня, где водворение крепостное, там церковь и пушка, где город, там управление воеводское, огнестрельные снаряды и монастырь, кроме церкви».
    Возле Албазинского острога в «надолбах» — вертикально врытых в землю бревнах, служивших препятствием для прохода вражеской конницы, казаками была возведена часовня в честь Николая Чудотворца. На территории острога была еще одна часовня в честь Воскресения Господня. Позже здесь была возведена Воскресенская церковь с приделами в честь Владимирской иконы Божией Матери и Архангела Михаила. О намерении албазинцев возвести в остроге церковь впервые сообщается в грамоте 1673 года Петрушки Осколкова, десятников и рядовых служилых людей к митрополиту Сибирскому и Тобольскому Корнилию с просьбой разрешить и благословить строительство храма. Возведение его затянулось, и в донесении Албазинского приказчика Федора Евсевьева Нерчинскому воеводе, написанном не ранее 8 апреля 1676 года, он еще числился строящимся. Часовня Николая Чудотворца была также на заимке на Лапкаевом лугу.
    В 1671 году игуменом Гермогеном, который и принес с собой на Амур святую чудотворную икону Божией Матери, именуемую «Слово Плоть Бысть», был основан в четырех километрах выше Албазина по течению Амура, возле устья реки Ульдугичи, в урочище Брусяной Камень, монастырь во имя Всемилостивейшего Спаса, следы которого сохранились до сих пор. По другую строну Албазина, в одной версте вниз по Амуру старце Гермогеном с братией была устроена еще пустынь с церковью и основано пашенное хозяйство.
    В отстроенном старцем Гермогеном монастыре и его подворье подвизались всего четыре монаха, которые зарабатывали себе на жизнь тем, что мололи албазинцам на двух монастырских мельницах зерно, а также занимались кузнечным делом. В этой маленькой обители и находилась святая икона «Слово Плоть Бысть», изображающая чревоношение Богоматерью Богомладенца. Еще один монастырь во имя Святителя Николая Чудотворца. игумен Гермоген основал на берегу реки Кумары.
    Иконография святого образа
    Как считают исследователи старинной иконописи, сибирский фонд икон складывался из четырех источников:

    1.Иконы, привезенные казаками-первопроходцами.
    2.Царские дары, доставляемые в первые сибирские церкви и монастыри.
    3.Иконы, привезенные сибирскими высшими духовными властями или написанные под их непосредственным влиянием.
    4.Домовые иконы, привезенные первыми поселенцами на территории Сибири.
    Сюжет Албазинской иконы Божией Матери свидетельствует о том, что принадлежность ее к казачьему сословию маловероятна. Качество же иконописи ее не таково, чтобы отнести святыню ко второй группе икон, то есть к царским дарам. Для домовой иконы она, по-видимому, все-таки великовата. В связи с этим можно предположить, что она была изготовлена при участии духовных властей Сибири для церковного богослужения.
    Изначально предметы духовного назначения в новоосваиваемые восточные земли привозили из традиционно духовных центров православной России. Но иконы при многомесячных путешествиях в дороге портились и стоили очень дорого.

    В правление царя Михаила Феодоровича из городов Устюга Великого, Соли Вычегодской и других городов северной окраины России в город Тобольск были присланы несколько иконописцев. Это событие укрепило в Сибири в первой половине 17 века собственную Сибирскую иконописную школу. С первой трети 17 столетия иконы писались ими для всего необъятного восточного региона от Урала до Камчатки. Возможно, Албазинская святыня была привезена кем-то из этих мастеров, так как все указывает на то, что стиль письма ее довлеет к Северной школе иконописи. По некоторым данным, таких икон было написано две. Одна из них в виде панагии, названная «Благодать Несущая». Предположительно сообщается также имя написавшего их в 1492 году Никодима-схимника.
    В православной традиции существуют три извода канонов написания икон Пресвятой Богородицы, имеющие следующие общие названия: «Оранта» («Молящаяся»), «Елеуса» («Умиление»), «Одигитрия» («Путеводительница»). По типу написания Албазинская икона Божией Матери относится к первому изводу, то есть к «Оранта». К этому же изводу принадлежит наиболее близкая к ней по внешнему виду, но более древняя группа икон с общим названием «Знамение». Сюжет и название «Слово плоть бысть» стали отражением евангельского повествования от Иоанна: «Вначале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог… И Слово стало плотию и обитало с нами, полное благодати и истины» (Иоанн. 1; 1, 14). Пресвятая Богородица изображена в пояс, прямо. Руки Ее поддерживают стоящего впереди Ее в полный рост Богомладенца. Десница (правая рука) Его прижата к груди. Шуица (левая рука) опущена вниз. По обеим сторонам лика Богоматери два шестикрылых Серафима.

    Обращает на себя внимание то обстоятельство, что свои чаяния и веру в конечную победу над всеми препятствиями в столь трудном деле, как освоение новых земель в диких, труднодоступных местах, русские первопроходцы связывали с победой Господа Иисуса Христа над смертью и с воинственной помощью сил света. Это отразилось и в названиях возводимых ими часовен, церквей, монастырей. Осознание исторического значения их дела для Российского государства нашло отражение в сюжете чревоношения святой чудотворной иконы «Слово Плоть Бысть» как изъяснения всей их героической жизни в свете чревоношения русской цивилизации на Дальнем Востоке. Интересно в этом смысле также и знамя блиставших воинской доблестью албазинцев. На одной стороне знамени изображены образ Спаса Вседержителя с ангелами в облаке и молящиеся святые преподобные Антоний и Феодосий Печерские, основатели монашества на Руси, а также святой Никита-Мученик и святой Иоанн-воин. На другой стороне знамени в кругу представлено изображение святой иконы Пречистой Богородицы Знамение и святые преподобный Сергий Радонежский, великий молитвенник об освобождении земли русской от татаро-монгольского ига, а также ученик его Никон.

    Чувство сопричастности Небесной Заступницы рода христианского в великом деле освоения восточных рубежей оживотворяющее действовало на всю жизнь горстки русских смельчаков в кругу многочисленных врагов. Эта сопричастность помогла им преодолевать все трудности, возникавшие на их пути.
    Согласно Нерчинскому договору, заключенному в 1689 году после многих лет противостояния маньчжур и русских, Албазино оказалось вне русской территории. Острог подлежал уничтожению, а люди — переселению. Уходили казаки из разоренного Албазина уже без святой чудотворной иконы «Слово Плоть Бысть». Старец Гермоген со святой иконой после первого ухода русских из Албазинского острога летом 1685 года в крепость больше не возвращался. Перенес он святыню вместе со святой иконой Всемилостивейшего Спаса из Спасского Албазинского монастыря в Сретенск. Именно в сретенский период святая икона Божией Матери получила название «иконы Албазинской Божией Матери» и стала символом русского господства в крае. Иеромонах Гермоген из Сретенска отправился в ранее устроенный им Свято-Троицкий Киренский монастырь на реке Лене, где и находился до своей блаженной кончины, наступившей в 1690 году.

    Перенесение иконы в Благовещенск
    Во время 3-го сплава войск по Амуру в 1856 году был образован Усть-Зейский пост, на месте которого впоследствии и вырос город Благовещенск. 9 (22) мая в день Святителя Николая Мир Ликийских Чудотворца в Усть-Зейской станице на берегу Амура архиепископом Иннокентием был заложен храм в честь «Благовещения Божией Матери». В связи с чем станицу стали называть Благовещенской. В скором времени после присоединения в 1858 году Приамурья к Российской империи и образования 8 декабря того же года Амурской области, быстро растущий город Благовещенск становится не только административным центром, активно осваиваемых переселенцами земель, но и духовным центром.
    Совершая с 1856 года плавания по Амуру, Высокопреосвященный Иннокентий (Вениаминов), назначенный на служение на Дальний Восток, благодаря своей проницательности и способности духовного предвидения, при выборе нового места для своей кафедры выбрал как самый удобный пункт — место слияния с Амуром реки Зеи, где в скором времени зародился город Благовещенск.
    Новый этап в прославлении святой чудотворной иконы Албазинской Божией Матери был связан с именем Преосвященного Вениамина (Благонравова), который по рекомендации святителя Иннокентия был назначен Святейшим Синодом 17 марта 1868 года духовным руководителем паствы Камчатской, Курильской и Алеутской епархии. Прибыл новоназначенный архипастырь на Амур не один. 20 июля 1868 года приехавшим в юный град Благовещенск Преосвященным Вениамином была доставлена святая Албазинская икона Божией Матери. Торопясь к новому месту своего пастырского служения, Преосвященный Вениамин заказал для нее серебряную ризу, на которой затем была сделана памятная надпись, гласившая, что «Сия Албазинская икона Божией Матери принесена из Сретенска в Благовещенск Преосвященным Вениамином, епископом Камчатским, Курильским и Алеутским в июне 1868 года при первом вступлении в свой епархиальный город». По прибытии в г. Благовещенск святая икона была помещена в Кафедральном соборе в честь «Благовещения Божией Матери», расположенном на берегу великой реки Амур, видимым образом символизируя благословение Царицы Небесной делам переселенцев по освоению Приамурских просторов.
    Преосвященный Вениамин проявил себя достойным приемником и продолжателем святительских начинаний святителя Иннокентия. Благодаря его усердию в возрожденный Албазин вернулась одна из святынь легендарной крепости на Амуре — образ Спаса Нерукотворного, принесенный старцем Гермогеном и находившемся в 17 веке в Спасском монастыре. С увеличением числа храмов уже при Владыке Вениамине появились списки чудотворной иконы для большинства из них. Один из первых таких списков был написан для кладбищенской церкви во имя «Второго славного пришествия Господа нашего Иисуса Христа и Страшного Суда Его».

    Почитание православными христианами чудотворной иконы в Приамурье росло год от года и увенчалось вскоре тем, что осенью 1895 года указом Святейшего Синода был учрежден общеепархиальный праздник в честь святой Албазинской иконы Божией Матери, который ежегодно стал отмечаться 9 марта по старому стилю (22 марта — по новому). В этот день в Кафедральном соборе и в других храмах епархии служились, как неизменно служатся и сейчас, праздничные литургии и молебны.

    Преосвященный Никодим (Боков), назначенный епископом Благовещенской епархии в 1900 году, внимательно следил за духовными потребностями своей паствы, и 26 апреля 1904 года обратился в Святейший Синод с письменным ходатайством о разрешении изнесения святой иконы из Благовещенского Кафедрального Собора по приходам епархии на длительное время. На что последовал Указ Святейшего Синода, в котором, в частности, говорилось: «Ваше Преосвященство доносите, что Вами получены приговоры 24-х церквей Зейского края и 9 церквей, расположенных вверх по реке Амур, с ходатайством об ежегодном принесении в 93 селения означенных приходов иконы Албазинской Божией Матери, находящейся в Кафедральном Соборе г. Благовещенска. Признавая такое ходатайство заслуживающим уважения, Ваше Преосвященство просите об удовлетворении оного с тем, чтобы днем изнесения из собора иконы был День Святого Духа, а время для обнесения иконы было определено четыре с половиной месяца в виду больших расстояний между селами Амурской области и неудовлетворительности сообщений между ними…». На это ходатайство последовала резолюция Святейшего Синода: «Разрешить».

    Современная история Святыни
    Резко изменилась благодатная духовная жизнь Приамурского края в связи с революционными событиями февраля и октября 1917 года и в ходе последовавшей за ними многолетней гражданской войны и лихолетий, когда многие пастыри Церкви Христовой подверглись гонениям, приняли мученическую кончину или были репрессированы.

    Начало второй волны массовых репрессий против церковно- и священнослужителей в Амурской области положил арест в ночь под Успение Пресвятой Богородицы с 28 на 29 августа 1923 года после Всенощной службы архиепископа Евгения (Зернова). Таким образом, Благовещенская епархия, лишенная с 1923 года своего канонического архиерея, прекратила существование как полноценная составляющая единого тела Русской Православной Церкви. Хотя впоследствии и были направлены сюда епископы, но до места назначения никто не доехал — их арестовывали ещё до прибытия в Благовещенск.

    В 1924 году Благовещенский Кафедральный собор сгорел, и чудотворная икона была перенесена в Ильинскую часовню, где она пребывала до 1938 года. 10 мая 1938 года на основании решения горсовета имущество закрытой Пророко-Ильинской церкви поступило в музей. В числе 73 церковных предметов была и Албазинская икона Божией Матери. С этого времени и вплоть до возвращения ее Православной Церкви святыня Приамурья находилась в закрытых хранилищах Амурского областного краеведческого музея.

    В 1991 году Святыня была возвращена Церкви и величественным Крестным ходом при большом стечении народа, к великой радости верующих перенесена в Благовещенский храм, настоятелем которого в то время был протоиерей Валентин Полищук.

    У многих прихожан и жителей города на всю жизнь остался в памяти тот торжественный и радостный, первый после столь длительного перерыва Крестный ход с чудотворной Святыней. Очевидцы тех событий сообщают о многих необычных моментах происшедших при этом. Так, в морозный ноябрьский день, после того, как икону перенесли в храм, пройдя значительное расстояние по улицам города, остались живыми и надолго сохранились цветы, украшавшие лик Богоматери на святой иконе. Когда же икону занесли в храм, то на ней после изморози появились естественным образом капельки влаги, но стекли они симметрично из уголков глаз Божией Матери. Это участниками Крестного хода было воспринято как чудесное знамение благоволения Царицы Небесной столь важному событию в духовной жизни Приамурского края — третьему приходу к православным чадам великой Святыни Приамурья по вере и молитвам их и их славных предков.

    Современные случаи чудесной помощи по молитвам перед чудотворной Албазинской иконой Божией Матери
    Твоим предстательством соблюдаеми…
    Впервые я увидела Албазинскую икону Божией Матери в тот год, когда ее Крестным ходом возвращали из музея в православный храм. Произошло это случайно: оказавшись в центре города, я неожиданно слилась с многочисленной толпой стоящих у музея людей. Встретила знакомых. Они-то и разъяснили, что происходит. Обратила внимание на то, что лица у участников этого торжественного шествия были какими-то просветленными. Глаза сияли неподдельной радостью. «Ну, икона как икона, — подумала я тогда, — что так радоваться-то? Подумаешь!». Но когда мимо меня как самую дорогую реликвию пронесли разукрашенную цветами икону Богородицы, что-то дрогнуло в моем сердце. Я не могла понять, что меня так тронуло, но я долгим взглядом проводила ее дальше.

    «И ты тоже здесь?! — вдруг раздалось рядом. Оглянулась, знакомая женщина в белой косынке счастливо улыбалась мне. — Вот ведь праздник какой! Правда! Слава Богу, что Святыня наша наконец-то вернулась в храм!». И она размашисто, от всей души перекрестилась и поклонилась. Мне стало стыдно оттого, что я не могу разделить ее искренней радости по поводу такого события. Но я согласно кивнула головой, мол, да, это праздник…

    А потом я однажды пришла в церковь. Просто из любопытства: что же там такое? Чем так прельщает этот храм, что сюда идут отныне не только престарелые, немощные, малограмотные или сломленные жизнью люди (как я раньше считала), но и молодые, образованные, представляющие самые различные слои современного общества — интеллигенции, бизнеса, власти? Я помню, как, войдя в храм, мне захотелось тут же спрятаться за кого-нибудь, чтобы меня не увидел кто-нибудь из знакомых и не узнал. Мне казалось, что все смотрят только на меня! И в душе насмехаются над тем, что я не знаю, как правильно вести себя здесь, куда смотреть и что делать. Все эти мысли подталкивали к одному — кинуться вон отсюда! И как можно быстрее! И больше сюда ни ногой!…

    Много было женщин. Останавливались они чаще в правом углу храма, который более всего был озарен светом многочисленных свечей. «Странно, — подумала я, — что это за место такое?». Я пробыла в храме в тот раз совсем немного. Через какое-то время я снова пришла сюда, со старшей сестрой. Она купила свечи и пошла ставить их за упокой душ наших родных. Сделала она это так просто и так естественно, что я испытала неловкость из-за того, что истуканом осталась стоять у входной двери. Ну, кто бы меня осудил, если бы и я вместе с ней поставила свечу? «В другой раз!» — пообещала я себе.

    Шло время. В жизни происходили одни события за другими. Порой казалось, что больше не хватит сил, чтобы преодолеть все невзгоды. Где их, силы-то, взять? А в душе, где-то очень глубоко время от времени поднималась новая волна желания войти в храм. Хотя бы на минуту, просто так, постоять и все. Иногда мне это удавалось. А однажды осмелилась и, купив свечи, прошла в тот самый угол, где всегда стоят женщины и где больше всего света и … тайны. И я узнала ее — это была Она, Албазинская икона Божией Матери! Я посмотрела на Ее лик и вдруг увидела глаза Женщины, столько страданий испытавшей в жизни! И взгляд их был так глубок и так проникающ, что у меня чуть не остановилось дыхание! Боже мой! Да ведь я перед Ней, как на ладони! Она видит меня и… понимает! Она, держащая Младенца на руках, знает, как я переживаю за своих детей, и Она разделяет все мои тревоги. И я решилась попросить Ее! О том, чтобы Она простила меня за все мои грехи, которые я совершила в жизни, и чтобы послала Свою милость и защиту детям моим. Чтобы оградила их от всяких бед и напастей. И вдруг слезы невольно брызнули из моих глаз! Я расплакалась. От собственной беззащитности пред этим жестоким миром. От страха за будущее своих детей.

    К сожалению, суета нашего бытия настолько поглощает нас, что порой забываешь даже, какое время года на дворе. А исполнение желания зайти в храм все оставляешь на потом. Но когда уже совсем стыд изъест душу, бросаешь все и бежишь туда, куда она рвется — в храм. Однако, заметила, что когда очень спешу или забегаю туда как бы ради «галочки», я не испытываю тех ощущений, что обычно: не стучит гулко сердце вблизи Албазинской иконы Божией Матери, не набегают слезы на глаза, мысли не те в голову идут. Потому что ЭТИ глаза не проведешь, не обманешь — только открытому сердцу и чистым помыслам внимают они. С тем и стараюсь отныне стремиться туда.

    Анна Володина

    В скорбях Утешительница
    65-летняя жительница города Владивостока, Петрова Лидия Васильевна, долгое время страдала недугом, вызванным аллергической сыпью. До пенсии она работала сестрой-акушеркой в одном из местных роддомов, но, не смотря на собственный опыт и хорошие связи в среде врачей, установить диагноз так и не удалось, лечение в стационаре положительного результата не дало.

    Со временем из-за расчесов пенсионерка практически не могла передвигаться самостоятельно, и это при том, что живет она одна.

    Узнав о ее болезни, Евгений Еремин (друживший с сыном Лидии Васильевны, и после его гибели переписывавшийся с ней) прислал ей маленькую копию чудотворной Албазинской иконы Божией Матери, с помощью которой и произошло чудо исцеления.

    Вот выдержка из письма Л. В. Петровой:

    «Расскажу об иконе Богородицы Албазинской, что ты мне подарил. Я болела около двух лет. Какая-то аллергия. Я вся расчесанная была. Спать не могла. В болячках вся. И вот я взяла иконку маленькую (первую, что ты прислал) и приложила к своей груди. Естественно, я Ее попросила помочь. И чудо случилось.

    Буквально через два часа я почувствовала облегчение. Сначала я даже не поняла, что случилось. Тело стало очищаться. Спать стала нормально. Сейчас все исчезло (остались только следы). Ногам стало легче. Я не могла ходить. Я и сейчас еще с палочкой. Но намного легче. Так что чудеса есть. Спасибо Богородице».

    Евгений Е.

    Страждущих Заступница
    Мастер иконописного цеха Е. Давыдова свидетельствует. После окончания реставрационных работ чудотворной иконы Албазинской Божией Матери в храме Серафима Саровского на территории ХПП «Софрино» РПЦ, был отслужен молебен. Молящиеся просили Богородицу о помощи в своих нуждах, о здоровье, благополучии близких и родных, а также небесного заступничества и помощи в освобождении заложников, захваченных террористами-камикадзе в Москве, на мюзикле «Норд-ост». На следующий день, 26 октября 2002 года заложники были освобождены.

    Горячих молитв Услышательница
    Рассказ прихожанки Свято-Владимирского прихода поселка Магдагачи.

    «У моего трехлетнего внука Сергея в 1998 году на кисти руки с тыльной ее стороны стала расти косточка. Собравшись в гости к своей дочери в город Благовещенск, я взяла с собой и Сережу. Вскоре после приезда в город мы пошли с ним в церковь. И он, и я были к тому времени крещеными. Я подвела Сережу к Албазинской иконе Божией Матери и сказала ему, чтобы он повторял за мной: «Божия Матерь, вылечи мне мою руку, чтобы не росла на моей руке косточка». Внук повторил за мной эти слова, глядя на икону. Я подняла его, он поцеловал икону и по моей подсказке положил руку на икону на несколько секунд. Я тоже попросила Пресвятую Богородицу исцелить руку моему внуку и поцеловала Святыню. На протяжении нескольких последующих дней косточка на руке Сергея оставалась без изменения, не увеличиваясь, но и не уменьшаясь. Потом я забыла о ней и при встречах с внуком не осматривала его руку.

    Через месяц после посещения церкви я стала рассматривать его руку, пытаясь найти косточку. Но ее не было. Кисть руки была такой, как будто на ней и не росла никогда причинившая нам столько беспокойства косточка».

    В болезнях Целительница
    В мае 2004 года к духовнику Гавриило-Архангельского монастыря обратилась прихожанка К., проживающая в городе Благовещенске, с жалобой на кровотечение, продолжавшееся на протяжении 7 месяцев после родов. Видя ее веру, тотчас после Божественной литургии, был отслужен молебен о болящих перед списком чудотворной Албазинской Божией Матери, именуемой «Слово Плоть Бысть». Святое Евангелие читалось на голове болящей.

    В назначенное время (через две недели) прихожанка К. при встрече сообщила, что кровотечение у нее прекратилось, и чувствует она себя исцеленной.

    В родах Помощница
    Летом 1998 года, в разгар июльской жары, раба Божия Людмила Глухова родила дочку…

    Беременность проходила с патологией, поэтому местные врачи, не желая рисковать, отправили Людмилу из поселка, где она жила, в областную больницу. Роды были непростыми, делали «кесарево сечение», при этом новорожденная попала с первых же минут своей земной жизни в детскую реанимацию. Первые трое суток младенец не видел и не знал своей матери. Врачи на вопросы о состоянии ребенка ничего не отвечали. Никакими словами нельзя передать, что мать испытывала, находясь в полной безвестности о судьбе своего чада!

    И именно в это время приехал в город, чтобы узнать обстановку, муж Людмилы, бывший тогда старостой прихода в одном из районных центров. После встречи с женой он покидал областную больницу с чувством тревоги и озабоченности.

    До вечернего поезда оставалось много времени. Тогда и пришла ему мысль обратиться за помощью к владыке — Преосвященному Гавриилу, который, выслушав расстроенного отца, благословил священнику отслужить в храме молебен перед чудотворной Албазинской иконой Божией Матери.

    Молебен отслужили. Вечером поезд увозил Сергея в Архару, а его жена Людмила ничего не знала о том, что предпринял муж после их утреннего разговора в больнице.

    Через несколько дней тревожного ожидания Сергей получил из города сообщение, что можно забирать жену и дочь. При встрече открылись удивительные подробности недавних событий…

    Спустя несколько часов после встречи с мужем (когда в Кафедральном соборе уже был отслужен молебен пред святой иконой), Людмила была сильно удивлена внезапным появлением медсестры с долгожданным младенцем, которого принесли матери на первое кормление. Врач рассказала, что состояние ребенка улучшилось так быстро и настолько хорошо, что «выписывай из больницы хоть завтра».

    Дай Бог нам всем обрести спасительную веру в несомненное предстательство Богородицы за нас, грешных! Пресвятая Богородице, спаси нас!

    Прошло время. Ровно три года спустя, на своем дне рождения девочка Лиза (тот самый младенец, о котором выше шла речь) неожиданно произнесла фразу: «А я родилась под большой свечой».

    Иерей Сергий Глухов

    Рассказ священника
    Одно время я проходил служение в Благовещенском Кафедральном соборе. И там я услышал рассказ от священника Андрея Шляхтенко о том, как он служил водосвятный молебен перед чудотворной иконой о благополучных родах одной из двух женщин, приехавших из села в областной центр рожать. У обоих неправильно располагался плод, и им грозила операция «кесарево сечение». Одна из рожениц просила помлиться у Святыни за нее, другая же отнеслась к этому скептически, не проявив веры. В последний момент у женщины, за которую помолились, ребенок принял правильное положение, и она благополучно разрешилась от бремени. А ее неверующую подругу пришлось оперировать.

    Таких случаев небесной помощи беременным женщинам по молитвам у святой чудотворной иконы много, и молебны за благополучное разрешение от бремени рожениц служатся часто как перед самой святыней, так и перед ее многочисленными списками.

    Иеромонах Игнатий (Чигвинцев)

    На работе я познакомился с одним офицером — Юрием Т. Однажды мы с ним разговорились. Он с сокрушением жаловался на свою не очень удачную военную карьеру. Юрий был капитаном, хотя имел приличную выслугу лет и побывал в различных горячих точках — Чечне, Афганистане. Но, не смотря на боевое прошлое, повышения по службе у капитана не предвиделось, и будущее было туманно-серым. Это приводило Юрия в отчаяние. В этой, казалось бы, безвыходной ситуации я посоветовал ему обратиться за помощью к Пресвятой Богородице через Албазинскую чудотворную Ее икону, а также исповедоваться и причаститься по возможности.

    Через несколько месяцев, когда мы вновь встретились, Юрий с восхищением сказал: «Ты знаешь, сработало!» Выяснилось, что после того, как он обратился к Царице Небесной, на работе ему предложили поехать на несколько лет в одну из развитых африканских стран наблюдателем от ООН. В скором времени он с семьей туда и убыл.

    Валерий Козлов

    МОЛИТВА ПЕРЕД ЧУДОТВОРНЫМ ОБРАЗОМ ПРЕСВЯТОЙ БОГОРОДИЦЫ, ИМЕНУЕМЫМ
    «СЛОВО ПЛОТЬ БЫСТЬ» ( АЛБАЗИНСКАЯ)

    Богородице Дево, Пренепорочная Мати Христа Бога нашего, Заступнице рода христианскаго! Пред чудотворною иконою Твоею предстояще, отцы наши молиша Тя, да явиши покров Твой и заступление стране Приамурстей. Темже и мы ныне молим Тя: град наш и страну сию от нахождения иноплеменных соблюди и от междоусобный брани сохрани. Даруй мирови мир, земли плодов изобилие, стране нашей на враги одоление; сохрани во святыни пастырей наших, во святых храмех труждающихся; осени вседержавным покровом Твоим строителей и благотворителей их. Утверди в правоверии и единомыслии братии наших; заблуждших же и отступльших от Православныя веры вразуми и соедини святей церкви Сына Твоего. Буди всем притекающим к чудотворней иконе Твоей покров, утешение и пристанище от всяких зол, бед и обстояний: Ты бо ecи больных исцеление, скорбящих утешение, заблуждших исправление и вразумление. Приими моления наша и вознеси я ко Престолу Всевышняго, яко да Твоим предстательством соблюдаема и покровом Твоим осеняема, прославим Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно и во веки веков. Аминь.

    1367

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем