А мне
  • Светлой памяти архимандрита Филарета (Кудинова) - последнего Глинского старца

    Сорок дней назад, 17 января, в один из последних святочных дней, на 90-м году отошел ко Господу удивительный старец, подвизавшийся некогда в Богородице-Рождественской Глинской пустыни и явившийся сомолитвенником ныне прославленных в лике святых схимитрополита Серафима (Мажуги), схиархимандрита Андроника (Лукаша), схиархимандрита Серафима (Романцова)- архимандрит Филарет (в миру Борис Онисимович Кудинов).


    Внизу слева направо: архимандрит Модест (Гамов), митрополит Зиновий (Мажуга), схиархимандрит Серафим (Романцов), схиигумен Андроник (Лукаш)

    Эти знаменитые старцы-подвижники, на долю которых выпали жесточайшие гонения, в истории православного монашества нового времени занимают особое место. Пережив закрытие Глинской обители, они обрели вторую духовную родину в древней православной Иверии, возродив там традиции умного делания. Здесь, после долгих мытарств, пройдя тернистым путем крестоношения через лагеря и тюрьмы, они получили, наконец, приют и покров. Разумеется, легко никогда не было.

    В суровой борьбе за выживание в горах Кавказа они молились и трудились, не покладая рук. Господь наделил их сугубыми дарами молитвы, рассуждения, старчества, смирения и кротости, и за советом и поддержкой к ним стали притекать многочисленные паломники и богомольцы из разных уголков православного мира. Подробно жизнь кавказских пустынножителей описана в книгах монаха Меркурия «В горах Кавказа», архим. Рафаила(Карелина), В.Лялина «Птицы небесные», Т. Лазаренко «Возверзи на Господа печаль твою» и многих других.

    И сегодня еще живы люди, которые свидетельствуют об особой благодатной силе их молитвы, об удивительном даре любви к Богу и людям, о прозорливости старцев.


    Митрополит Тетрицкаройский Зиновий (Мажуга) с иеромонахами Филаретом (Кудиновым) — по левую руку, и Вениамином (Селивановым) — по правую.

    Ныне почивший старец родился (по уточненным данным)2 августа 1927 года в селе Перевоз Ржаксинского р-на Тамбовской области в благочестивом семействе. Детство его прошло среди живописной русской природы, украшенной множеством Божьих храмов в окрестных деревнях в тяжелые, смутные времена гонений. Храмы в те годы повсеместно закрывались, а священнослужители подвергались жесточайшим репрессиям. В дружной семье, жившей небогато, но достойно, родители воспитывали двух сыновей и двух дочерей.

    В годы Великой Отечественной войны в селе Перевоз в эвакуации жили монахини подмосковного Свято-Троицкого Александро-Невского Акатовского монастыря. Они много внимания уделяли молитве и труду, работая на огороде, занимаясь пошивом одежды, приготовлением пищи… Из рассказов монахинь отрок многое узнал о жизни в святой обители, о послушаниях, о многочасовых службах, о молитвах с непременным акафистом в 2 часа ночи перед чтимой иконой Божией Матери «Скоропослушница».

    Возможно, эти рассказы о монастырской жизни и пробудили в душе Бориса желание послужить Богу. Матушки научила Бориса молиться. Духовные советы монахинь пригодились Борису в годы испытаний. Постепенно в дуще его созревало желание стать монахом.


    Будущий старец с младшей братией Глинской пустыни

    В годы Великой Отечественной войны Борис, будучи призванным в армию, служил в зенитных частях, а после окончания военных действий продолжил срочную службу в Москве. Всякий раз, когда предоставлялась малейшая возможность, он уделял молитве, посещал богослужения, исповедовался, причащался. Он наотрез отказался вступать в комсомол, чем вызвал недовольство со стороны вышестоящего руководства, которое относилось к нему с подозрением и неприязнью.

    Когда начальству стало известно, что Борис посещает храмы, на него обрушились гонения, начались мелочные придирки, посыпались замечания. Его даже выселили из казармы в помещение для лошадей, однако Борис спокойно, со смирением воспринимал подобное отношение. Тогда меры пресечения ужесточились. Ему даже устроили допрос с избиением, во время которого один спрашивал, а двое били.

    Издевательства, основной целью которых было вынудить Бориса признать себя врагом Советской власти, продолжались на протяжении двух часов. В конце концов он воскликнул: «Что вы меня бьете, как евреи Христа?». Слова эти послужили основанием для ареста Бориса, в результате чего ему присудили 10 лет северных лагерей. Правда, есть и другие свидетельства: в родной деревне говорили, что Бориса арестовали за слова о газете «Правда»: «Правда, за 3 копейки».


    В Глинской пустыни у дорогих могилок

    Заключение Борис переносил мужественно, все более укрепляясь в вере, однако периодически впадал в уныние из-за того, что мечтал о монастыре, а попал в тюрьму. Господь поддерживал его в тяжких обстоятельствах. Духовной опорой в этих тяжелых обстояниях стала настоятельница Свято-Троицкого Александро-Невского Акатовского монастыря, схиигумения Олимпиада. Она утешала его в письмах, исполненных сострадания и глубокой веры.

    Пройдя через лагеря за свою твердую веру во Христа, она как нельзя лучше знала, как тяжело было молодому подвижнику. До самой кончины отец Филарет хранил некоторые из писем мудрой наставницы, называя ее «святым человеком». В настоящее время сестры обители готовят материалы к прославлению этой исповедницы.

    «… Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Небесное» (Деян. 14,22) Матушка Олимпиада в письмах напоминала об

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    этом, при этом спрашивала: «Что же ты хочешь в рай со всеми удобствами попасть?»


    Отец Филарет возле своего домика с епископом Нектарием

    Как он ждал этих писем, к праздникам и в другие дни! И другие были уте­шения среди лагерных страданий. Однажды Борис решился не идти на работы в Рождество. Его вызвали к начальству, накричали, назначили нака­зание, но среди нескольких должностных лиц, бывших в кабинете, вдруг один посмотрел на заключенного с явным сочувствием.

    Прошло время, наступила Пасха. Вдруг в Светлый праздник Бориса освобождают от работ, больше того, — выписывают муки, сливочного масла, яиц и сахара — чего никогда в лагере не было! Он понял, кто ему помог… И по сей день не может Филарет простить себе, что не поблагодарил как следует своего благодетеля. «Он пришел, а я как раз письмо мат. Олимпиады, поздравление к празднику, сижу, читаю. Он постоял и ушел...»


    С иконой Киево-Печерских преподобных, подаренной паломниками

    После заключения Борис вернулся в родное село с той же мечтой о монашестве. 1956 году, когда родители Бориса уже умерли, Господь даровал своему избраннику духовную мать. Ею стала просветленная Духом Святым монахиня Мария (Матвеева). Он искал в родных местах духовных людей, и ему указали на эту подвижницу. В измученном, истощенном бывшем солдате и зэке матушка увидела будущего священника, монаха, молитвенника.

    Она обогрела, утешила его. Подолгу гостил он в ее домике, беседовал, молился с ней. Наверное, видя приезжавших к ней монахов из открывшейся в войну Глинской пустыни, общаясь с ними, он рвался туда. Но матушка благословила его продать дом и поступить в семинарию, а затем и в духовную академию в Ленинграде. И, поступив туда, он очень томился, что так все непохоже на монастырь, порывался уйти. Но матушка не разрешала.

    Однажды сказала ему: «Борис, а Борис! Какой я сон видела! Старичок приходил (видно, святитель Николай), смотрит на тебя и говорит мне: «Какой у тебя диякон сидит (именно так произнесла это слово матушка)! Когда ему дадут посох, я ему буду помогать!» Так матушка прикровенно говорила семинаристу о будущем святительском служении. Действительно, впоследствии ему усиленно предлагали архиерейский посох, но он не решился на это: счел себя немощным и недостойным и отказался.


    Возле Иоанно-Богословского храма, где прошли последние годы его служения

    Во время учебы сокурсником Бориса был Николай Кириченко (будущий митрополит Екатеринодарский и Кубанский Исидор). Задумываясь о будущем, Николай попросил друга посоветоваться с матугкой Марией, жениться ему или избрать монашеский путь? Без колебаний матушка заочно благословила его принимать монашество. Это подтверждают слова самого владыки.


    Закончив Академию, Борис стал послушником, а затем и монахом Глинской пустыни. Дальнейшая его жизнь тесно связана со схиархимандритом Андро­ником (Лукашом), чьим учеником и келейником он был.

    Глинскую пустынь вскоре опять закрыли, и вместе со своим наставником о. Филарет оказался в Грузии.
    До последнего времени, несмотря на больные ноги и немощи, своейственные возрасту, отец Филарет продолжал служить в русском храме св. Иоанна Богослова в Тбилиси.

    С большим уважением к отцу Филарету относились и священство, и Предстоятель Грузинской Церкви.


    Илия II (Сиолашвили) — Святейший Патриарх-Католикос Всея Грузии.

    А уж какой поистине всенародной любовью был окружен старец со стороны любящих чад! Да и сам он любил их искренне, всем сердцем.


    Нет большей радости для старца, чем поделиться с ближним лавашом. Стоит ли удивляться, что они тянулись к нему?

    Вот как рассказывает о старце Мария Сараджишвили: «Когда Варвара пришла в церковь в девяносто четвертом году, больше всех ей понравился отец Филарет. Улыбчивый, добродушный и веселый. Стала приглядываться к нему, стараясь усмотреть что-нибудь сверхъестественное, то самое, о чем все остальные прихожане говорили с придыханием, возводя глаза к потолку.

    Одна служба, другая, третья – вроде ничего особенного. Мертвых не воскрешает и больных взмахом руки не исцеляет. Но сразу заметно: стоит человеку с улицы зайти в церковь, его как магнитом тянет к отцу Филарету. И каждого он выслушивает, не прерывает и на часы не смотрит, да у него и часов что-то не видно. И вот странность – всех своих знает по имени.

    А этих «своих», по самым малым подсчетам, набегает довольно приличное число. Да еще и во время молебнов, помимо записок, если случайно взгляд упадет на кого-то из знакомых, тут же начинает перечислять всех его близких. Та же картина во время панихид повторяется. Технические мозги Варвары и этому нашли обыденное объяснение. Память у человека феноменальная, вот и весь фокус.

    Ну, а какой он в простом общении? На бумаге не передашь, как умилительно отец Филарет поет на грузинском с русским акцентом «Пресвятая Богородица спаси нас!» Или какое у него сияющее выражение лица, когда дает малышам приложиться к кресту, говоря: «Акоце» – «Поцелуй».

    Как-то Варвара обратилась к нему с вопросом.
    – Отец Филарет, одна моя знакомая очень унывает. Что делать?
    – Пусть почаще повторяет «Христос воскресе!» У нас есть великая радость. Мы не имеем права унывать…

    О благословениях стоит сказать особо. Отца Филарета после службы потому и осаждает толпа желающих получить благословение. Кому в дорогу, кому ребенка в школу, кому сложную житейскую ситуацию разрешить…

    Через какое-то время пришли за Варварой в церковь подруги, хоть и помладше нее, но натурой очень на нее похожие. Потому и реакция у них на отца Филарета была схожая: «Вот к нему на исповедь пойду, а к вот тому, сердитому – ни в коем случае».

    Сперва интерес к нему был совершенно потребительский. В первую очередь интересовало, что он скажет на счет замужества. Но тут ждало девушек сильное разочарование. На подобные вопросы о будущем отец Филарет отмалчивается и на вопросы о каких-либо своих сверхъестественных способностях тем более говорить не желает ни под каким видом.

    – Откуда вы такое берете? Одни греховные у меня способности и больше нет ничего.
    Тем не менее через какое-то время отец Филарет уже знал во всех подробностях жизнь Дарьи и Кати».


    Старец к входа в храм Иоанна Богослова в окружении духовных чад

    Многие его чада горячо любили его, не представляя свою жизнь без его молитв, без его советов, воодушевляясь его примером безропотного несения своего креста.


    Старец возле крыльца своего дома в Цихиздзарском пер. №25, где он прожил более 40 лет, благословляет икону св. муч.Анастасии Узорешительницы, преподнесенной ему духовным чадом Екатериной Кемкхадзе в 2012 году. Икона написана в память известной грузинской подвижницы Анастасии Седячей.

    Отошел ко Господу старец 17 января 2017 года в больнице после продолжительной болезни, длившейся три недели. Все это время с ним рядом находился его бывший келейник, священник Георгий Папава.


    Старец со своим келейником, священником Георгием Папава, находящимся справа от него.

    Собратия усердно молились о здравии болящего, старца соборовали и причащали. По кончине служились панихиды, на одной из которых сегодня присутствовал игумен Вениамин (Селиванов), который ненамного моложе почившего собрата. В Грузинской Патриархии после длительного обсуждения было принято решение о погребении старца не на Грмагельском кладбище, а рядом с Иоанно-Богословским храмом, где он служил на протяжении ряда лет.

    Погребение почившего старца состоялось в субботу,21 января 2017 года, после заупокойной литургии.

    Фотографии предоставлены сайтом Fotopaterik.org

    Рекомендуем: православные иконы под старину, книги-жизнеописания.

    Читайте также:
    Светлой памяти отца Павла Адельгейма
    Ту-154: в память вечную
    10 стихотворений о Великой Отечественной
    Силы небесные: стихотворения

    18038

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем