А мне
  • Обитель прп. Антония Великого в знойном сердце Аризоны


    Из книги «Опыт постижения Америки»(продолжение)
    Наши фантастические поездки по Америке не были бы настолько необыкновенными, если бы на пути не попадались оазисы надежды: дивные православные обители.

    Стремительно ворвавшись из зимы в лето, мы пересекли штат Юта и попали в знойную Аризону, значительную часть которой занимает Соноранская пустыня, или, как ее называют, Соно́ра (англ. Sonoran Desert; исп. Desierto de Sonora; также известна как пустыня Хила) — песчано-каменистая пустыня в Северной Америке, расположенная в районе американо-мексиканской границы на территории американских штатов Аризона и Калифорния) и мексиканского штата Сонора, к северу от Калифорнийского залива.

    Сколько мы ни бывали здесь, но ни разу не дерзнули приехать летом. Говорят, здесь в это время такая нестерпимая жара, что жизнь превращается в ад. Зато с осени до весны пребывание в сердце пустыни настолько комфортно, что местные жители сравнивают его с раем.
    Сонора является одной из самых крупных и самых жарких пустынь Северной Америки. Площадь ее составляет 311,000 км²; в её составе также различают пустыни Юма, Юха и Колорадо, Лечугилла, Туле, Алтар. Несмотря на то, что осадков здесь выпадает совсем немного: 75-380 мм в год, в основном зимой-весной, в пустыне обитает 60 видов млекопитающих, 350 видов птиц, 20 видов земноводных, более ста видов пресмыкающихся, 30 видов рыб и более 2 000 видов растений. Эндемиком Сонорской пустыни является гигантский кактус сагуаро.

    На территории пустыни, в Аризоне, расположен национальный парк Сагуаро. С удовольствием сфотографировались возле этих огромных кактусов. Но цель посещения пустыни была у нас иной: уже который раз мы приезжаем сюда, чтобы побывать в сказочном Свято-Антониевском монастыре и получить благословение старцев — легендарного апостола Америки, как его называют, архимандрита Ефрема(Мораитиса) и его сомолитвенника, настоятеля обители, архимандрита Паисия.
    Дивный оазис, процветший в малолюдной Аризоны, монастырь величайшего подвижника IV века св. Антония Великого, был основан в 1995 г. учеником известного старца св. Иосифа Исихаста, схиархимандритом Ефремом(Мораитисом), ранее подвизавшимся в афонском монастыре Филофей.
    История основания Антониева монастыря необычна, как, впрочем, и сам монастырь, подобно яркому цветку раскинувшийся в знойном сердце безбожной Аризоны. Она уходит корнями в «дела минувших дней», когда на Святую Гору Афон в поисках ответа на духовные запросы робко ступил некий никому не известный юноша, пылающий духом богопознания. К несказанному изумлению Иоанниса (так звали тогда отца Ефрема), на причале его ждал соподвижник известнейшего афонского старца Иосифа Исихаста (†1959) отец Арсений, обратившийся к нему по имени. Оказалось, что старец Иосиф непостижимым образом узнал о приезде молодого человека от святого Иоанна Крестителя, который чудесно явился ему и сказал: «Посылаю тебе одну овечку. Возьми ее к себе в ограду». После такого промыслительного указания Иоаннис вступил в братство старца Иосифа Исихаста, чья высокая духовная жизнь и блаженная кончина позволяет надеяться на причисление его к лику святых, рассматриваемое ныне Константинопольским патриархатом. Вскоре молодого послушника постригли в монашество с именем преподобного Ефрема Сирина и, поскольку авва Иосиф не был иеромонахом, рукоположили в священники для совершения богослужений в скиту, где подвизались старец Иосиф с послушниками.
    Со временем отец Ефрем стал архимандритом. После многих молитвенных вопрошений Господь открыл ему, что он призван к проповеди Православия на американском континенте, и старец вместе с шестью монахами, среди которых был и теперешний настоятель обители, отец Паисий, отправился со Святой Горы в далекий путь…
    Еще во время пребывания на Афоне, старец Ефрем стяжал славу монаха-устроителя, восстановив и сделав более почитаемыми четыре монастыря, а также основав множество мужских и женских обителей в Греции. Получив Небесное откровение просвещать американские земли, он без малейших колебаний предпринял многотрудное путешествие за океан и основал в разных местах Северной Америки и Канады девятнадцать православных обителей. Монастыри один краше другого, но воистину драгоценной жемчужиной стала обитель преподобного Антония Великого. Чудесным образом было указано старцу место для строительства. Как-то раз, проезжая со своими спутниками по пустынным районам Аризоны, он попросил остановить машину в совершенно безлюдном месте. Вышел и как будто прислушался. «Слышите, — спросил он через какое-то время, — монахи поют?» Никто ничего не слышал. «Монастырь будет здесь». В пыльной и «колючей» аризонской пустыне, в безлюдном обиталище шакалов, гремучих змей и скорпионов, афонский старец услышал духовным слухом колокольный звон!
    Спутники отца Ефрема первоначально пришли в некоторое недоумение: как можно построить монастырь на земле, являющейся государственной собственностью? Американские законы строги и требуют неукоснительного выполнения. Однако, привыкнув доверять старцу, сверились с подробной картой и неожиданно обнаружили, что именно здесь проходит граница с частным участком, который был выставлен на продажу! Обратившись с

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    прошением о продаже земли, братия первоначально получили отказ. Но когда по совету отца Ефрема сотрудник отдела продаж внимательно изучил все документы, он с изумлением обнаружил условие, позволяющее монахам осуществить задуманное …
    Однако враг рода человеческого выдвигал многоразличные препятствия, одним из которых стала непомерно высокая по монашеским меркам цена за будущую монастырскую землю, — братия не располагали такими средствами, следовательно, не могли в срок заплатить. Тогда старец Ефрем предложил сумму, которая была в наличии: в два раза меньше запрошенной, она вызвала смущение у того же сотрудника отдела продажи земли, который всячески отказывался согласиться на этот компромисс, боясь гнева своего босса. Однако, вняв настоятельному прошению старца, продавец все-таки обратился к начальнику, и. к несказанному его изумлению, тот без всякого смущения подписал договор, хотя цена была в два раза менее просимой.
    Со временем нашлись деньги и на строительство — их пожертвовал один состоятельный грек. Время шло, и обитель в аризонской пустыне милостию Божией росла. Расширялась. благоустраивалась. Разумеется, было много сложностей, одной из которых изначально являлось отсутствие воды. Но отец Ефрем был спокоен. Для проведения работ по бурению твердой окаменевшей пустынной земли он благословил приобрести специальное оборудование и пригласить специалистов. Долгое время, несмотря на прилагаемые усилия, ничего не получалось, и рабочие, устав от безуспешных поисков живительной влаги, категорически отказались продолжать бурение. Старец Ефрем, помолясь, сделал им грозное увещание и распорядился продолжить работу. Его уверенность в успешности предприятия передалась окружающим, придавая силы. Вскоре рабочие действительно наткнулись на подземную реку, вода в которой оказалась чистой и благоприятной. Это было воистину чудо: прекрасная, чистая вода, пригодная для пития в безлюдной аризонской пустыне, среди выжженной палящим солнцем земли. Так монастырь обрел неиссякаемый живоносный источник, ежедневно доставляющий братии свежую воду и превращающий дикую песчаную пустыню в зеленый, цветущий рай. Паломники и гости обители отмечают удивительный вкус воды, насыщающей в зной…
    Щедрая помощь Всевышнего и неустанные труды монастырской братии со временем превратили это дивное место в цветущий оазис… Никто и подумать не мог, что всего через десять лет посреди красных песков и кактусов будут построены чудесные храмы, дивные колокольни, колоннады, бельведеры с испанскими фонтанами, проложены тропы, зацветут сады и зазеленеют оливковая рощица и виноградник.
    Непосредственно по прибытии братии на место основания монастыря были предприняты строительные работы, начавшиеся первым делом с главного храма в честь преподобного Антония Великого, монашеских келий, трапезной и гостиницы. Были распаханы огород, небольшой виноградник, цитрусовый сад и оливковая роща. Со временем территория монастыря была затейливо украшена при помощи продуманной до мелочей системы дорожек, огороженных каменным бордюром и разными экзотическими растениями, посажены цветущие кустарники, пальмы, благоухающие цветы.Паломники, посещающие обитель, не перестают умиляться идиллической картине земного рая: радует слух журчание воды в фонтанах, пение птиц, взору открываются выглядывающие из-за кустарников любопытные олени (не настоящие, разумеется, но очень похожие на живых). Неслышно перемещаются по каким-то своим делам степенные монастырские кошки, не удостаивающие гостей обители своим вниманием…
    Сюда не долетает жаркий сухой воздух пустыни. Лица касается ласковое нежное дуновение ветерка. Все существо обнимает покой и тишина. Хочется молиться и плакать, и бесконечно славить Господа, давшего нам изведать это неземное блаженство.
    На фоне всего этого благолепия особенно радуют яркие, красивые храмы, которых в обители много. Еще при подьезде к монастырю издали виден величественный крест, освящающий окрестные земли.Не удается сдержаться от изумленного возгласа при виде стоящего на возвышенности белоснежного храма в честь пророка Божия Илии с небесно – голубыми куполами.
    Поднявшись к храму, затаив дыхание, созерцаешь открывшееся пространство, среди которого обитель выглядит как ковчег спасения, плывущий в песках и колючих зарослях Аризоны. Насколько хватает глаз, во все стороны простирается пустыня. Земля покрыта множеством разнородных низкорослых деревьев и кустарников, которых объединяет одно: они все колючие и несъедобные. То тут, то там виднеются совершенно экзотические невероятных размеров кактусы, именуемые цереусами –кажется, что находишься в Мексике. Но вот среди этих колючих великанов и низкорослой, ощетинившейся иглами, сухой растительности открывается удивительный, чудесный рукотворный сад, заботливо возделанный братией монастыря. Это – за пределом воображения…
    Святые врата открыты для всех практически в любое время. Переступив их, попадаешь в удивительный мир гармонии и добра, где «всякое дыхание… хвалит Господа». В уютной большой беседке насельники обители радушно встречают приезжих, предлагая им угощение, и, что важнее всего, — холодную, имеющую особый, неповторимый вкус, воду, размещают на ночлег и знакомят с правилами пребывания в обители. Особое внимание обращается на одежду паломников, которая должна быть скромной и свободной. Не благословляется носить обтягивающую одежду, юбки с разрезами, короткие рукава, шляпки или маленькие шарфики, открытую обувь. Однако отсутствие надлежащей одежды не является препятствием для посещения обители: тем, кто одет неуставным образом, тут же выдают свободные рубашки с длинными рукавами; юбки длинные, без разрезов, косынки, даже носки.
    Отношение монахов сдержанное, но приветливое. В соответствии с правилами проживания паломников просят соблюдать Тихие Часы монастыря: с восьми вечера до трех часов утра и три часа после утренней службы. Тот, кто хочет остаться в обители дольше десяти дней, должен получить специальное разрешение. На монастырской территории запрещено курить и пользоваться мобильными телефонами. Видео- и фотосъемку можно вести бесплатно в любое время и в любом месте, но снимать насельников монастыря или его гостей без их согласия не разрешается.
    Находясь в монастыре, перестаешь ощущать время, как бы напрямую соприкасаясь с Вечностью. Вся его территория исполнена душистого многоцветья тропических цветов. Рукотворный рай в пустыне созидается и поддерживается трудолюбивыми насельниками и молитвами духоносного настоятеля, старца Ефрема. Монахи—в основном, греки, но некоторые из них говорят по-русски. Русскоговорящих паломников радушно принимает отец Серафим, являющийся путеводителем по обителем и гидом в общении с отцом Ефремом и другим духоносным старцем –отцом Паисием.

    Тенистая аллея ведет к главному храму обители в честь преподобного Антония Великого. являющегося ее Небесным покровителем. Это — самый большой храм обители—красно-розовый, с незолочеными светло-серыми куполами. Он посвящен преподобным Антонию Великому и Нектарию Эгинскому, святым чудотворцам. Здесь же находится чудотворная икона Божией Матери «Аризонская», написанная специально для монастыря. По своей композиции она напоминает «Всецарицу». Вообще, икон в монастыре много; в основном, они написаны на Святой Горе. Здесь очень почитают преподобных Сергия Радонежского, Серафима Саровского, Амвросия Оптинского, Силуана Афонского…Храм этот, как и остальные, построен в византийском стиле, а иконы и утварь привезены из Греции. Электричества в храме нет: вместо него на хоросе возжигаются свечи. Хорос—узорный золотой круг на цепях (как паникадило) в центре храмового зала. Во время праздничных служб его раскачивают, символизируя плавание корабля Православия посреди суетного мира…
    Здесь же находится честная глава прп. Иосифа Исихаста. Но выносят ее лишь на непродолжительное время днем.
    Просторные площади у центрального входа и перед храмами покрыты красно-розовым шлифованным камнем. Они словно вырастают из такой же красноватой аризонской почвы. Розовые дорожки в монастырском саду—сплошной лабиринт! Гуляя по ним, можно очень просто заблудиться: спина впереди идущего через пару шагов скрывается в пышной тропической растительности. Дорожки эти прямо символизируют тесные врата нашего спасения среди мирских соблазнов…
    Взор умиляет уютный храм Святителя Николая, покровителя моряков и путешествующих, скорого помощника всех страждущих. Ценителей искусства внутреннее убранство храма поражает изяществом работ по дереву, облицовки полов, и стен.
    Несколько южнее расположилась часовня Святого Великомученика Георгия. Ее архитектура также типична для Византии, а внутреннее убранство, как и в Антониевом храме, привезено из Греции. Красавица-церковь с черепичными куполами утопает в пышной зелени.Рядом с часовней находится колокольня, а чуть дальше, в конце аллеи — главный фонтан монастыря — Фонтан Креста: большой металлический Крест, обращенный на восток. С каменных его выступов струится прохладная вода. Это традиционный Православный Крест. На самой верхней небольшой перекладине надпись: «Иисус из Назарета, Царь Иудейский». Большая перекладина для Его рук. Нижняя — для ног. Нижняя планка Креста наклонена, правая сторона указывает вверх, а левая сторона указывает вниз: раскаявшийся разбойник, распятый справа от Христа был спасен и вошел в Рай, другой же разбойник, распятый слева, нераскаявшийся, был осужден и отправился в Ад.
    Взор радуют храм Святого Великомученика Дмитрия, фонтаны, арки и беседки… Разнообразие форм монастырских строений просто изумляет. Из—за горного ландшафта здания, в основном, строят на сваях. Например, часть «русского» храма во имя великомученика Пантелеимона стоит на земле, а другая «парит» почти на метровой высоте.Кстати, здесь ежедневно служит Божественную литургию сам отец Ефрем. Тут же находятся частицы мощей угодников Божиих, а также честная глава св. Иоанна Русского. В определенное время разрешается прикладываться к святым мощам не через стекло, а непосредственно.
    Два больших монастырских храма построены в греческом стиле, один—в сербском и три небольшие церкви выполнены в традициях русского зодчества. «Многометровые гладкие пальмы вместе с колокольней окружают ее кольцом, будто хоровод пасхальных свечей.
    В русском стиле выстроены часовня во имя великомученика Димитрия Солунского и маленький летний храм, освященный в честь преподобного Серафима Саровского, похожий на беседку. Все они хотя и небольшие по площади, но очень уютные… На афонский манер в храмах обустроены стасидии— удобные откидные сидения с высокими резными спинками вдоль стен, в которых можно стоять, опершись на подлокотники, либо сидеть во время долгих уставных служб.
    На территории монастыря устроены арки, пандусы, стоят вазы, скульптуры животных и птиц. Возле часовни сооружена колоннада, как в афинских развалинах, только с византийским гербовым орлом наверху. Композиционная завершенность архитектуры вызывает в душе ощущение, что вся обитель представляет собой огромный храм Божий, устремляющий наши взоры к высокому, строгому Небу. Греческие храмы, в отличие от русских, преимущественно белокаменных, не имеют позолоты на куполах и украшены причудливой черепицей. Стены их бежевые, красноватые, серо-белые из бутового камня, майолики, разноцветной мозаики. Интерьер их не украшен фресками на стенах и потолке, здесь все строже: афонские иконы на белых стенах, воздушное кружево деревянной резьбы Царских врат и киотов. Ярусы деревянных куполов над алтарями и амвонами раскрываются в небо, отдавая Господу наши молитвы, просьбы и чаяния…
    Все это — плоды труда рук человеческих во славу Божию. Трудно поверить, что еще так недавно на месте этих поистине чудесных церквей, садов и тенистых аллей была жаркая и каменистая пустыня. Так, наверное, и души паломников, пустынные и каменистые, припадают здесь к Живительному Источнику.
    Фонтаны и питьевые фонтанчики выполнены в «стиле Калифорнии»—это нечто вроде раннего барокко. Живительная влага смягчает горячий пустынный воздух и предохраняет от обезвоживания. Вообще, воды в обители много и хватает на все. В каждой беседке-ротонде есть небольшой фонтан. Это одно из чудес монастыря в пустыне…
    В большом саду, недалеко от цитрусовой рощи с молодыми апельсиновыми и лимонными деревьями построены солнцезащитные теплицы. Вообще, тут испытываешь некое ощущение нереальности происходящего. Сад цветет и благоухает, а за оградой обители совсем другой мир. Серо-зеленая масса чахлых суккулентов всех мастей мается под нестерпимо ярким, белым палящим солнцем. Скрюченные ветки карликовых деревьев унизаны, как инеем, серебристыми иголками колючек, а высоченные мексиканские кактусы, словно часовые, охраняют пустыню…
    Помимо молитвенных трудов, насельники обители несут послушания по приему гостей, трудятся в винограднике и в садах, работают на строительстве и благоустройстве монастыря, в деревообрабатывающих мастерских, занимаются издательским делом..
    В монастыре общежительный устав, так что братия выполняют ежедневный круг богослужений и трудятся на послушаниях под руководством духовного отца. Монашеское правило начинается в полночь с творения молитвы Иисусовой и духовного чтения, затем следует полунощница, утреня и Божественная литургия. После ночного завтрака и непродолжительного отдыха братья приступает к своим послушаниям. Монастырский день заканчивается вечерней, после которой следует ужин и малое повечерие.
    Паломников из разных концов мира приезжают в монастырь за духовным советом и утешением у старца Ефрема, известного высокой духовной жизнью, духовной опытностью и рассуждением. По его молитвам и советам верующие получают исцеления, решают свои жизненные проблемы и получают ответы на разные вопросы, связанные с их личной жизнью. Те, кто сподобляются, чтобы старец о них во время приема в его кельи помолился, чувствуют “переворот” в своей душе, после наложения епитрахили и руки старца на их главу.
    У старца около 10 000 духовных чад, поэтому он не принимает к себе новых людей, но ежедневно принимает паломников, отвечая на их вопросы, и дает нужные советы. Поскольку возраст старца почтенный, он уделяет этому деланию не более 2 часов в день, и, чтобы быть принятым, порой нужно ждать несколько дней. Тем, кто не владеет греческим языком, помогает переводчик, сидящий рядом, на полу. В утешение тем, кто не попал на беседу со старцем, можно во время ночного богослужения подойти под его благословение. Те, кто не смог попасть к старцу, может выбрать себе духовником отца Паисия, ближайшего ученика старца Ефрема. Он также ежедневно принимает на беседу, хорошо владеет английским языком.

    Старец Ефрем совершает каждое утро, если ему позволяет состояние здоровья, Божественную литургию в часовне св. целителя Пантелеимона. Поскольку часовня вмещает очень ограниченное число людей, присутствие на литургии возможно по особому разрешению. Другая литургия совершается в главном храме. Несмотря на возраст, старец Ефрем очень подвижный и бодрый. После трапезы его встречают паломники, которые пытаются получить благословение. Всех старец встречает с радостью и любовью. Не может быть не замеченным его сияющие лицо с теплой улыбкой, с которым он благословляет людей словами “God bless you”.
    Обитель живет по установленному распорядку. Утренняя полуторачасовая служба начинается ночью, поэтому спать ложатся рано. В восемь вечера отбой. После утрени паломникам раздают артос с благословением отца Ефрема на предстоящий день. Около половины четвертого утра все идут в трапезную, затем следует отдых до обеда.Вечерняя служба начинается в четыре часа дня, а вечером читают акафисты. В церкви висит объявление, что неправославные посетители не должны заходить в храм, но могут оставаться в притворе.
    Насельники монастыря и все паломники трапезничают в общей комнате, рассаживаясь согласно иерархии. Согласно традиции воду за трапезой разрешается пить лишь после того, как старший из монахов позвонит в колокольчик.
    Послушания в монастыре выполняют по собственному желанию и разумению. Так как монастырь мужской, то в трапезной послушания несут только мужчины, а женщины могут, например, что-то постирать или навести порядок в гостинице для паломников.
    Гостиниц две, женский и мужской корпуса расположены в разных частях обители. Светлые благоустроенные комнаты в женском корпусе рассчитаны на 3-4 человека. В комнатах нет ничего лишнего: белые кровати, тумбочки с настольными лампами, комод, платяной шкаф, небольшие иконы и распятия. На каждом этаже находится уютная кухня, на стенах развешаны тексты молитв. В холодильнике всегда есть запас молока для детей и фруктов для паломников, так что можно угоститься дарами обители, выпить чаю и пообщаться, никому не мешая.
    К тишине относятся ревностно. Необходимо уважать святость и уединенность монастыря, не мешать молитве, говорить вполголоса. Любое общение гостей друг с другом или с монахами во время тихих часов происходит в беседках или за оградой монастыря. В беседках же, которых здесь довольно много, паломники готовятся к исповеди.
    Правила Греческой Церкви более строги по отношению к мирянам, чем правила Русской Церкви. Здесь, например, к Причастию не допускается тот, кто состоит в невенчанном браке, даже если в этом браке рождены дети. За провинности, на которые у нас не обращают особого внимания (недолжное выполнение молитвенного правила, несоблюдение поста), в обители вполне могут наложить епитимью, в том числе отлучить от Причастия.
    Требы почти такие же, как и в России. Но в записках о здравии и упокоении рядом с именем поминаемого не пишут «младенец», «отрок», «болящий» и тому подобное. Греки считают, что Всеведущий Господь не нуждается в таких уточнениях, ибо видит каждого, о ком возносится молитва. Меня удивило, что в обители служат специальный молебен о некрещеных. Многие паломники, да и я сама, подавали записки с именами своих знакомых, близких и дальних, с надеждой, что когда-то Господь вразумит их, и они примут Святое Крещение.
    В обители прекрасная библиотека, много книг на русском языке. А совсем недавно в России, в издательстве Саратовской епархии, вышла книга о. Ефрема «Отеческие советы», впервые переведенная на русский язык с новогреческого.
    В монастырской книжной лавке большой выбор литературы, икон, можно купить самодельные плетеные четки, витые свечи, компакт-диски с церковными песнопениями. А здешние монахи варят изумительное прозрачное оранжевое желе из кактусов, по вкусу напоминающее клубничный джем.
    Обитель расширяется и благоустраивается. Размеренная монастырская жизнь идет своим чередом— в трудах и молитве. Изо дня в день у центрального входа ставят свои автомобили вновь прибывшие паломники, хрустит гравий под их ногами… Они идут в храм по слову Господа: «Приидите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я упокою вас» (Мф, 11, 28).
    Татиана Лазаренко, Александр Кривенко.
    Продолжение следует

    897

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем