А мне
  • Блаженной памяти старца. Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) в воспоминаниях отца Антония (Гулиашвили)


    По милости и благодати Божией по блаженной кончине почаевского старца схиархимандрита Феодосия (Орлова), подвизавшегося после закрытия Киево-Печерской лавры в 1961 году в горах Кавказа, я получила благословение на написание книги о нем. Знакомясь с биографией этого подвижника, открыла для себя совершенно новый пласт духовной культуры: пустынножительство.

    Легендарные Глинские старцы: Митрополит Зиновый(Мажуга), архимандриты Серафим (Романцоа), Андроник (Лукаш), Серафим (Амелин)
    Так я узнала об Иисусовой молитве и ее делателях, замечательных Глинских старцах, которых приютила гостеприимная Иверия после разорения их обители, познакомилась с теми из них, кто был еще жив. Тема старчества увлекла настолько, что я стала посещать места их подвигов, география которых была весьма обширной. Всемилостивый Господь подарил мне в Грузии много незабываемых встреч, одна из которых была особенно дорога.

    Архимандрит Антоний (Гулиашвили). В верхнем углу справа — фотография, на которой он изображен с отцом Иоанном (Крестьянкиным)

    Это встреча со схиархимандритом Антонием (Гулиашвили), более 50 лет служащим в священном сане и глубоко почитаемым многочисленными чадами. Его рассказы — неисчерпаемый источник благодати и мудрости.

    Отец Антоний в келье. На руке у него, по традиции Глинских старцев, надета одна поручь
    Невольно заслушиваешься, когда он глубоко духовно, однако и не без юмора рассказывает о ныне прославленных старцах, с которыми ему довелось общаться: митрополите Зиновии (Мажуге, в схиме Серафиме), преподобноисповеднике Гаврииле (Ургебадзе), Бетанских старцах архимандрите Иоанне (Майсурадзе) и архимандрите Георгии (в схиме Иоанне, Мхеидзе).


    Крест, выполненный в грузинской традиции наподобии креста равноапостольной Нины, был подарен отцу Антонию Святейшим Патриархом Илией II

    На протяжении ряда лет отец Антоний служил в храме Александра Невского в Тбилиси, где в свое время подвизались митрополит Зиновий (Мажуга), причисленный к лику святых, и схиархимандрит Виталий (Сидоренко), могила которого в настоящее время является местом массового паломничества.



    Но особенно оживляется батюшка, когда его расспрашивают об архимандрите Иоанне (Крестьянкине), духовным чадом которого он является.



    Батюшку очень приятно слушать. Он нетороплив, сдержан, говорит негромко, но четко, с легким юмором, внимательно выслушивает вопросы, отвечая на них подробно и терпеливо. Кажется, что отец Иоанн присутствует при общении, — батюшка так часто вспоминает о своем духовнике, что создается устойчивое ощущение его незримого присутствия. Да, очевидно, так и есть: отец Иоанн живет в его благодарной памяти.
    Обратимся к его воспоминаниям.


    Псково-Печерский монастырь тех времен
    «Впервые я приехал в Печоры, — поведал отец Антоний, — со своей мамой и послушником. Мы очень хотели попасть в пещеры, но это было практически невозможным: народу было множество, и мы понимали, что никто нас вперед не пропустит. Вдруг увидели, как ведут какого-то старичка, рядом с которым находится келейник. Как оказалось, это и был отец Иоанн. Люди оживились, стали проталкиваться к нему. Мы же не предпринимали никаких усилий, считая их безнадежными. Однако произошло неожиданное. Проходя мимо нас, он вдруг остановился, подвинул окружавших его людей и взял маму за руку.


    «Феодосьюшка, пойдем со мной», — ласково сказал он, назвав ее по имени. Мама впоследствии вспоминала, что у нее буквально ноги отнялись от неожиданности: ведь старец видел ее впервые в жизни.
    Позже, когда я уже на правах духовного чада приезжал к нему за советом и наставлением, он всегда спрашивал о ней и в ответ на мои сетования о ее слабой вере неизменно утешал: «Ничего, ничего, она еще иночество примет». При всем уважении к старцу я не мог в это поверить, зная негативное отношение мамы к церкви и тому, что я принял монашество. Однако ни одно слово старца не пропало втуне. Предсказание батюшки сбылось незадолго до кончины мамы: по благословению Святейшего Патриарха Илии II я собственноручно постриг ее в иночество. Удивительно и то, что до этого она 48 дней Великого поста ничего не вкушала, потребляя лишь воду в очень незначительном количестве, зато трижды причастилась, попросила у меня прощения и, наконец, выразила желание стать инокиней. Так батюшка ее вымолил. Нужно ли говорить, что после этого я доверял ему безгранично?

    Был еще один случай. У меня странный организм. Иммунитет ослаблен, и стоит заболеть, как это превращается в колоссальную проблему. То, что у других проходит быстро, затягивается на недели и месяцы. 11 лет назад мне пришлось пережить сложную операцию на сердце. Люди после такой операции выходят на десятый день, а я провел 51 день в реанимации, а потом пролежал еще полгода. Приходили врачи, профессора и все разводили руками. Профессор, который делал операцию, был уверен, что я не выживу и даже позвонил отцу Тихону (Шевкунову), предложив забрать меня умирать вне стен больницы. Но я был

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    уверен, что выживу, потому что так отцу Тихону сказал мой дорогой духовник. Поэтому я ничего не боялся. Да и как я мог умереть? В Священном Писании сказано: «Не хочу смерти грешника», а у меня еще столько нераскаянных грехов! Так вот и живу: грешу и снова каюсь, надеясь на милость Божию».


    Отец Иоанн (Крестьянкин) и архимандрит (ныне епископ) Тихон (Шевкунов)

    Нужно сказать, что отец Антоний любезно согласился встретиться со мной непосредственно перед тем, как должен был ложиться в больницу, будучи очень нездоровым. Тем не менее он терпеливо отвечал на мои вопросы, и, к слову, сказал, что не понимает тех священников, которые не открыты для общения с паствой двадцать четыре часа в сутки.


    Леван Мамаладзе — частый гость у отца Антония. Он трогательно заботится о его здоровье и всегда готов помочь с медицинским обслуживанием.

    Мы достаточно долго говорили о новопреставленном архимандрите Филарете (Кудинове), которого батюшка считал воплощением смирения, о нестяжательности схиархимандрита Исаии (Коровая), о схиархимандрите Виталии (Сидоренко). Батюшка вспоминал о пребывании на Украине, конфликте с властями и тюремном заключении. Но ответ на любой мой вопрос так или иначе сводился к упоминанию об отце Иоанне (Крестьянкине), через восприятие которого он рассматривал любое событие из своей жизни. Так, когда я задала ему вопрос о том, как батюшка относился к ИНН, отец Антоний вспомнил, как однажды, переживая по этому поводу, приехал к отцу Иоанну без предварительного звонка. Всегда ранее, прежде чем отправиться в путь, он испрашивал благословения старца. На этот раз приехал самочинно и при общении отец Иоанн неоднократно косвенно напомнил ему об этом, трижды повторив во время беседы: «А я думал, что ты – верующий». Так и в вопросе, который волновал отца Антония: все в Боге, и ни к чему нельзя относиться по-фарисейски.

    Когда отец Антоний коснулся последних дней жизни своего старца, лицо его стало печальным. Он с горечью рассказывал, что последнее время отец Иоанн сильно болел, и приезжал он к нему несколько раз, несмотря на то, что сам еще не оправился после операции и дальние переезды были ему категорически запрещены.
    «Я был у него за пять дней до смерти. После операции мне было запрещено и земным транспортом пользоваться, но я полетел, не задумываясь над последствиями. Келейница его, Татьяна Сергеевна, говорит: «Он совсем плох». Отец Филарет меня пускать не хочет, а я стою на своем: мне надо повидать батюшку, я приехал за «бензином, на заправку», пустым не уеду. Отец Филарет говорит: «Посмотри на него: он ненормальный. Давай пустим его». И меня пустили.

    Вернулся – а через пять дней получил сообщение о смерти батюшки. И я полетел снова. Искушения были невероятные. То самолет задержался, то поезд. В Печорах холодно, минус 37. Чувствуя, что так я могу опоздать на погребение, я слезно взмолился: «Батюшка, неужели ты хочешь, чтобы я опоздал?» И отец Иоанн услышал меня: все устроилось наилучшим образом. Когда я добрался до места, заупокойная литургия еще не завершилась. Так что, слава Богу, и послужить успел, и попрощаться.

    Отец Антоний с Леваном Мамаладзе, Главой Ассоциации Всемирного паломничества
    Всегда, когда имею возможность, стараюсь приехать в Печоры и уезжаю оттуда, исполненный Пасхальной радости. Даже здоровье заметно улучшается. Ни в одном санатории так хорошо себя не чувствовал. Обязательно посещаю его келию, где не единожды сидел с ним на диванчике порой до четырех, до пяти утра. Удивительно, но порой уезжаю даже более счастливым, чем при его жизни».

    Беседа затянулась, и я испытывала неловкость, что утруждаю отца Антония, и из-за меня он опаздывает в больницу. Несколько раз прощалась, но батюшка был так радушен, так светел, что хотелось продлить радость общения с ним.Когда я попросила благословение сфотографировать его на молитвенную память, он безропотно встал, причесал бороду, поправил крест, осмотрел подрясник и предложил выбрать удобное место, а потом еще долго и терпеливо переносил все мои суетливые перемещения, стараясь в точности выполнять просимое. Какое высокое смирение! Многая и благая лета Вам, отче Антоние!
    Татиана Лазаренко

    1442

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем