А мне
  • Четверг Светлой седмицы.Память преподобной Анастасии (Романовой)


    Она родилась во дворце и окончила дни земной жизни в скромной монашеской келье. Знала горечь клеветы и сладость исполнения евангельской заповеди о служении страждущим. Испытала тяготы тяжелого увечья и радость чудесного исцеления. А основанный ею в Киеве Покровский монастырь оставался местом веры и молитвы и в самые тяжелые годы воинствующего безбожия. Преподобная Анастасия, в миру великая княгиня Александра Петровна Романова, урожденная принцесса Ольденбургская (1838–1900).


    Святые Жены Киевские

    «Любящим Бога вся поспешествует во благое, сущим по предуведению званным: ихже бо прдуведе, тех и предустави, тех и призва, а ихже призва, сих и оправда, а ихже оправда, сих и прослави»(Рим.8; 28-30)

    Православными людьми древний святой град Киев издавна считается третьим уделом Пресвятой Богородицы, вторым Иерусалимом. На протяжении многовекового существования этого богоспасаемого града на его сакральных просторах подвизалось великое множество святых мужей и жен, совершалось великое множество дивных чудес. Идешь по благословенной киевской земле, и кажется: именно здесь, в этом месте, отмеченном многочисленными чудотворениями, некогда патриарх Иаков видел «разверзнутое Небо и лествицу от земли до Неба, и Ангелов, спускающихся и поднимающихся по ней» (Быт. 28,12).

    Прекрасными благоухающими лилиями расцвели у подножия престола Небесной Владычицы обители иноческие, покрываемые от всех бед и напастей Ее Пречистым омофором. Одной из них – Свято-Покровскому женскому монастырю и его основательнице и посвящено это издание.


    В заповедном неотмиром крае
    Божией десницей управляем,
    Славит Приснодеву монастырь,
    Увлекая богомольцев в горний мир.

    Над радующим душу церковным благолепием этой дивной обители, казалось, видимым образом распростерся благодатный Покров Царицы Небесной, незримым образом присутствующей в этом благословенном месте.
    Был сад на горе высокой,
    Запущен, пугающе дик.

    Но старец избрал Феофил
    Его для трудов своих.
    Нашего ради спасения
    Множество лет назад
    Пришел для трудов
    дерзновенных
    Блаженный Феофил в сад.

    Его сокровенному взору
    Открылось: придут времена, —
    Построит обитель скоро
    Здесь Царственная Жена.

    Он путь свой земной закончил,
    В горний отыдя мир,
    Но в мраке духовной ночи
    В саду воссиял монастырь.
    Покой обрела здесь Княгиня
    Как равная, в сонме сестер.

    Обитель стоит поныне,
    Зовя под святой омофор
    Паломников и богомольцев,
    Под кров принимая свой,
    Питает здесь всех Богородица
    Молитвы водой живой.

    Святая Анастасия
    Врачует нам душу и плоть.
    Каждому подвиг по силе
    Дает милосердный Господь.

    В XIX веке на месте, где сейчас располагается монастырь, находился большой тенистый сад, принадлежавший И. Н. Диковскому. Его избрал местом своих уединенных подвигов после принятия схимы в 1834 году преподобный Феофил Киевский (1788-1853), которого хозяин чрезвычайно уважал.

    Однажды, прогуливаясь с Диковским по саду, Феофил остановился под большим дубом и, подняв глаза вверх, вдохновенно сказал:
    -Молись, раб Божий Иосиф… Место, на котором мы с тобой стоим, — свято…
    -Какое уж там «свято»? — возразил Диковский. — Сюда по праздничным дням городская молодежь оргии устраивать приезжает, а вы говорите – «свято»…
    — Нет, нет, — с уверенностью сказал прозорливый старец. – Истинно говорю тебе: здесь воссияет благодать Божия, и на месте, где мы стоим, будет воздвигнут храм Божий. Дуб же этот срубят, и на его месте установят церковный престол, а весь твой сад будет обращен в девичий монастырь, и Царственная Жена стает его строительницей и правительницей.


    Волей непостижимого Божественного Промысла этому пророчеству суждено было сбыться спустя почти полвека. А предшествовал его исполнению ряд событий, промыслительно совершившихся в одном из самых блистательных родов России.

    21 мая 1838 года в далеком Петербурге в семье Принца Петра Георгиевича Ольденбургского (1812 -1883) и Принцессы Терезы-Вильгельмины-Фредерики-Изабеллы-Шарлотты Нассаусской (1815-1871) родился первый ребенок – Принцесса Александра (Фредерика–Вильгельмина), которой и суждено было создать святую обитель в Киеве.

    Впоследствии в этой семье родилось еще семеро детей. Отец Александры, Принц Петр Георгиевич Ольденбургский, был младшим сыном Великой Княгини Екатерины Павловны (1788-1818), дочери Императора Павла I, и Принца Петра- Фридриха – Георга Ольденбургского (1784-1812).


    С молодости он твердо усвоил, что «живущие по плоти Богу угодить не могут» (Рим.8, 5).

    Назначенный в 1834 году сенатором, Петр Георгиевич в 1835 году основал Императорское училище правоведения, вложив из собственных средств огромную сумму в миллион рублей в его обустройство. Став с 1836 года членом Государственного Совета, а с 1844 года – председателем Главного Совета женских учебных заведений, он продолжил свою благотворительную деятельность, за которую в 1845 году Государь Император пожаловал ему с супругой титулы Их Императорских Высочеств.

    С 1842 по 1859 годы Петр Георгиевич был президентом Вольного экономического общества, а с 1860 года назначен Главноуправляющим IV Отделением Собственной Его Величества Канцелярии, в которую входило Ведомство Государыни Императрицы Марии Феодоровны. Главными задачами этого богоугодного учреждения являлись заботы по призрению младенцев, бедных, детей-сирот, престарелых, увечных, больных и особо – развитие женских учебных заведений. Вышеозначенное Ведомство было старейшим и наиболее известным в ряду благотворительных структур, и непрестанным трудам Принца Ольденбургского принадлежит

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    широкое развитие его деятельности.

    Помимо неусыпного надзора и рачительного попечения о вверенном ему благотворительном заведении, что было чрезвычайно важно само по себе, Петр Георгиевич вкладывал значительные средства в создание детских приютов, в строительство и оборудование больниц, был попечителем первой в России Свято- Троицкой общины сестер милосердия. Когда в 1837 году Петр Георгиевич вступил в брак с вышеупомянутой Принцессой Терезой, она сумела стать ему не только верной и любящей супругой, но и сподвижницей всех его благотворительных дел.


    После учреждения в 1848 году на Петербургской стороне училище для девочек из необезпеченных семей, Его Императорское Высочество Петр Георгиевич по просьбе супруги передал это заведение в ее ведение. Училище получило впоследствии название института Принцессы Терезы Ольденбургской. Вместе с Великими Княгинями Александрой и Марией Николаевной она содействовала открытию Свято-Троицкой общины сестер милосердия.


    Ее Императорское Высочество Принцесса Тереза была личностью незаурядной, увлекалась живописью и ваянием, и некоторые свои работы выставляла в Академии Художеств. Все свои душевные силы и обаяние эта удивительная женщина посвятила делу благотворительности. Под стать ей был и ее супруг, Его Императорское Высочество, Принц Ольденбургский, который имел славу не только образованного, духовно одаренного, но и добрейшего человека.

    Его любили за простоту в общении, редчайшую доброту и готовность помочь людям в их тяжелом положении. Современники по достоинству оценили деяния этого выдающегося человека, поставив ему в 1889 году на Литейном проспекте у Мариинской больницы памятник с надписью: «Просвещенному благотворителю принцу Петру Георгиевичу Ольденбургскому».

    Наиболее близкой отцовскому восприятию жизненной цели христианского служения людям стала его старшая дочь – Принцесса Александра Петровна Ольденбургская. Уже в юные годы она поражала окружающих великодушием и щедростью, отдавая все свои карманные деньги на помощь бедным и больным детям.


    Господь открыл ей величие истинной веры, и 26 декабря1855 года молодая Принцесса Олдьденбургская, семья которой исповедовала лютеранство, перешла в Православие. Вскоре после этого, 25 января 1856 года, она вступила в супружество с Великим Князем Николаем Николаевичем (1831-1891), третьим сыном Государя Императора Николая I. Господь благословил брак наследниками – сыновьями Николаем (р.1856) и Петром (р.1864).


    Для молодой супружеской пары был выстроен великолепный дворец, получивший название Николаевского. Помимо этого, в их распоряжении был летний дворец в Знаменке, в непосредственной близости от Петергофа. Однако чувство святой неудовлетворенности светской жизнью жило в благородном сердце Великой Княгини, стремившейся к подвигу служения обездоленым, самоотречению, ибо «что высоко у людей, то мерзость пред Господом» (Лк.16, 13).

    Уже первые годы семейной жизни Великой Княгини Александры Петровны прошли под знаком жертвенной любви к ближнему. Отцовский пример воодушевлял ее на высокое общественное служение. Вплоть до 1881 года Великая Княгиня состояла председательницей детских приютов Ведомства учреждений Государыни Императрицы Марии Федоровны, лично опекая во время отсутствия Его Императорского Высочества Петра Георгиевича в городе вверенные его покровительству учебные заведения.


    Как истинная христианка, она всеми силами стремилась облегчить нелегкую участь «труждающихся и обремененных», повсеместно оказывая им действенную помощь. При широкой финансовой поддержке супруга Александра Петровна открыла в Знаменке медпункт для окрестных крестьян, где сама вела прием, безвозмездно выдавая лекарства нуждающимся, делала перевязки и даже посещала больных на дому. Она во всем следовала богодуховенному Писанию “Несть царствие Божие брашно и питие, но правда,” (Рим. 14, 17), в которой укреплялась самоотверженным трудом.

    1 ноября 1858 года Великая Княгиня Александра Петровна основала в столице Покровскую общину сестер милосердия и испытуемых. При общине были учреждены отделение грудных младенцев и детей младшего возраста, родильный приют, больница, хирургический барак на 12 кроватей, амбулатория, аптека и училище фельдшериц. Александра Петровна принимала личное участие в деятельности общины, продолжая славные традиции своего благородного рода. Верная духу Евангелия, призывающего возлюбить страннолюбие, она неукоснительно следовала глаголам: «Просящему у тебя дай: и хотящаго от тебя заяти не отврати» (Мф.5, 42).

    Русско-турецкой война 1877-1878 годов не оставила ее равнодушной к страданиям людей: в это тяжелое для Отечества время Великая Княгиня на собственные средства организовала санитарный поезд и всемерно способствовала его работе. Она всегда стремилась быть ближе к народу и не жалела для этого ни времени, ни сил, ибо, как учит Святое Евангелие, «всяк, не творяй правды, несть от Бога, и не любой брата своего» (1 Ин. 3, 11). Ощущая ее искреннюю любовь, люди отвечали взаимностью.

    В 1879 году Господь послал ей очистительные скорби: здоровье Александры Петровны резко ухудшилось.

    Причиной стал сильный ушиб позвоночника, полученный в результате несчастного случая. Однажды во время поездки взбесившиеся лошади понеслись с невероятной силой, карета, в которой она ехала, опрокинулась, и Великая Княгиня была выброшена из экипажа. Вследствие полученной травмы и глубокого нервного шока она тяжело заболела: были практически полностью парализованы ноги.

    После этого драматического происшествия Александра Петровна вынуждена была надолго уехать из Петербурга на лечение. Не теряя надежды, она использовала лечебные свойства термальных вод, жила некоторое время в Неаполе, на острове Корфу, но облегчения так и не получила. Земные врачи единодушно вынесли неутешительный вердикт, — оставалось уповать лишь на Господа.

    По пути на родину Великая Княгиня посетила окрестности святой горы Афон. Пребывая на протяжении шести дней на пароходе у ее подножия, она обрела великое утешение в беседах с богомудрыми афонскими старцами, что очевидным образом повлияло на углубление ее религиозного миросозерцания и сформировало потребность в строгой духовной жизни.

    Господь поставил ее перед выбором: сойти с узкого и тесного пути исповедничества и зажить обыкновенной мирской жизнью, как жили многие представители ее круга, или далее следовать тернистой тропой к Голгофе, и тем самым в полной мере выполнить заповедь Христову: “Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною; ибо кто хочет душу свою сберечь, то потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее” (Мф.16,24-25).

    В 1881 году Великая Княгиня Александра Петровна поселилась в Киеве, где пребывала первоначально в Царском дворце, а затем переехала в арендованный для нее дом в аристократическом районе Липки, устроив в нем на собственные средства небольшой скит. Мужественной подвижнице к этому времени стало еще хуже и перемещаться из одной комнаты в другую она могла лишь при помощи ручного экипажа. Единственное внутреннее радование Великая Княгиня находила от непрестанного чтения Иисусовой молитвы и чтения Святой Псалтири.

    В тиши болезненного уединения зрела самоотверженная мысль об устройстве общины для тех, кто находился в еще более трудном положении.
    В 1888 году ее сокровенная мечта воплотилась: Александра Петровна приобрела на Лукьяновской части города усадьбу площадью около 9 гектаров, принадлежавшую ранее вышеупомянутому И. Н. Диковскому и Алпатовой. Так исполнилось предсказание преподобного Феофила Киевского, изреченное почти полвека назад.

    11/ 24 н.ст. января 1889 года было совершено освящение места закладки домовой церкви и покоев Великой Княгини. Этот день и следует считать датой основания Киево-Покровского женского монастыря.

    По Промыслу Божию, сооружение монастырских зданий велись быстрыми темпами, так что в течение года вырос целый комплекс сооружений. Деятельное участие в строительстве и налаживании жизни в обители приняла сама Великая Княгиня Александра Петровна, вложив в это дело все свои средства и непрестанно молясь.

    Монастырский ансамбль включил в себя корпус монашеских келий, к которому примыкал храм, и, кроме этого, двенадцать других зданий. В них расположились больница с домовой церковью, церковно-приходская школа для девочек со специальным отделением для слепых, приют для сирот и бедных детей, рукодельная мастерская, безоплатная амбулаторная лечебница, аптека с безвозмездной выдачей лекарств, странноприимница, просфорня с пекарней, кухня, прачечная, — словом, было предусмотрено все, что нужно для обезпечения нормальной жизни монастыря.

    10 июля 1889 года было получено благословение Святейшего Синода на устройство Покровской женской обители. Еще до этого определения, 1/14 июля 1889 года глубокой ночью в преднесении фамильных святых икон, сопровождаемая первыми послушницами монастыря, Великая Княгиня Александра Петровна переехала из Липок в строившуюся обитель, сменив привычную ей мирскую обстановку на монастырскую. Господь укрепил ее, явив на ней чудо исцеления от иконы Почаевской Божией Матери, которую приснопамятный Принц Ольденбургский некогда принял в дар от братии Почаевской Лавры.


    Произошло это следующим образом.

    Великая Княгиня, неленостно молясь всем сердцем перед иконой, обратилась к ней со словами: «Матерь Божия, Царица Небесная! Воздвигни меня от одра болезни и сподоби служить Твоему Пресвятому имени до последнего моего издыхания!», после чего впервые смогла за долгие годы тяжелого недуга снова встать на ноги.

    Происшедшее укрепило ее в стремлении и далее следовать по пути крестоношения, и через некоторое время после переезда в обитель Александра Петровна облеклась в иноческое одеяние, с которым не расставалась до самой кончины. Ее супруг, Великий Князь Николай Николаевич, с истинно христианской кротостью воспринял подобное решение; однако, помимо этого, понадобилось также согласие Государя Императора Александра III, который также не выразил ни малейших возражений. Осенью1889 года Великая Княгиня Александра Петровна приняла постриг от афонского иеромонаха, державшийся ею в тайне вплоть до блаженной кончины.


    Лишь после смерти строительницы обители, при вскрытии ее духовного завещания, близкие узнали ее иноческое имя –Анастасия (греч. – воскресение).

    С этих пор Великая Княгиня Александра Петровна стала жить согласно иноческим обетам в соответствии с чрезвычайно строгим Студийским Уставом – в ревностных молитвах, смиренном послушании, непрестанных трудах. В такой удивительной умеренности, безусловно, помогал многолетний опыт строгого постничества и умение искать то единственное, ради чего нам дана земная жизнь, т. е. «Царствие Божие и правду его» (Мф.6, 33).

    Она присутствовала на всех монастырских службах, горячо молилась со всеми инокинями и прихожанами. Воскреснув к новой подвижнической жизни, много выстрадав прежде, Александра Петровна всю свою жизнь отдала больничным учреждениям монастыря, послушания сиделок и сестер милосердия в которых выполняли сами насельницы.


    Трудами и молитвами Царственной инокини украшением обители стал воздвигнутый в ней деревянный храм на каменном фундаменте в честь Покрова Пресвятой Богородицы. Домовая церковь в корпусе, где находились монашеские кельи была освящена во имя Архистратига Божия Михаила, а больничный храм – во имя преподобного Агапита Печерского, безмездного целебника.

    На территории монастыря располагались также библиотека, ризница, канцелярия, трапезная, игуменская келья и мастерские: живописная, златошвейная, ризная, белошвейная, башмачная.

    Сама Великая Княгиня Александра Петровна, невзирая на тяжкий недуг, не отступивший окончательно, много времени проводила в больнице, иногда по 5-6 часов выстаивала на больных ногах, самоотверженно ассистируя хирургам, проводившим длительные и сложные операции.


    Александра Петровна лично регистрировала вновь поступающих больных, мыла их, подготавливая к приему в больничные покои, делала перевязки. Более того: чрезвычайно ответственное, хотя и весьма хлопотное дело надзора за подготовкой к операциям, уборкой операционных, оказанием помощи больным в до- и послеоперационный периоды, организацией дежурств у постелей оперированных по ночам она приняла на себя, не допуская в этом ответственном деле ни малейших упущений.

    Неукоснительное соблюдение порядка в больнице, работа сестер милосердия, питание больных, уровень их духовной жизни – все было на попечении «Матушки Великой», как с любовью называли ее окружающие. Великая Княгиня Александра Петровна всегда сопровождала врачей во время обхода больных, относилась к ним сердечно, всецело доверяя их профессионализму.


    Ее любвеобильное сердце вмещало в себя скорби всех обездоленных, в то время как сама она по-прежнему страдала тяжелым недугом, усугубившимся злокачественным образованием в области груди. Это привело к необходимости произвести чрезвычайно сложную операцию по ее удалению, которую сделали 12 мая 1892 года в монастырской больнице. В память о благополучном завершении операции Великая Княгиня расширила и благоустроила больницу, преобразовав ее в хирургическое отделение.

    В 1894 году Государь Император Александр III подарил Великой Княгине древний Межигорский монастырь. Основанный в древности как мужской, он был закрыт вследствие разрушительных последствий происшедшего там пожара. После присоединения к Покровскому монастырю Межигорская мужская обитель была переименована в женскую, после чего началось ее процветание, т. к. трудами Царственной инокини она была полностью восстановлена и благоустроена.


    Враг рода человеческого безжалостно мстил подвижнице. Смерть восставала на жизнь. 5 августа 1894 года в монастырской больнице многострадальной матушке была сделана повторная операция по удалению раковой опухоли, после благополучного завершения которой неутомимая труженица с удвоенной ревностью принялась за улучшение быта монастырских лечебниц. Тысячи больных со всех уголков необъятной страны получали в них безвозмездную медицинскую помощь.

    Пошатнувшееся здоровье Царственной инокини нуждалось в укреплении. В декабре 1895 года Великая Княгиня по настоянию врачей вынуждена была временно покинуть монастырь, чтобы пройти курс лечения за границей. Пробыв некоторое время за рубежом, она поспешила возвратиться к своим попечениям о монастырской лечебнице. К этому времени ее боголюбивая душа, отринувшая земные радости, была полностью готова к суровым аскетическим подвигам.

    В марте 1896 года подвижица поселяется в одной из больничных палат, навсегда оставив свои великокняжеские покои. Отныне она начинает новую жизнь, укрепляясь во Христе и всецело отдавая себя делу служения страждущим. Это была многотрудная, но и многославная жизнь, «до самой смерти, смерти крестной» (Флп. 2,7) исполненная аскетических подвигов, непрестанных трудов и неустанной молитвы.

    Постоянно проявляя заботу о благолепии дорогой ее сердцу обители, Александра Петровна 21 августа 1896 года в присутствии Их Императорских Величеств заложила соборный храм во имя святителя Николая, который явился одним из самых величественных и обширных в городе.

    Почтив Высочайшим вниманием Свято-Покровский монастырь, Их Императорские Величества посетили находящуюся при нем больницу, и Государь Император сделал щедрое пожертвование, которое дало возможность выстроить новое здание для терапевтической больницы с церковью во имя иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость». В благодарность за щедрый дар больница была названа именем Государя Императора Николая II.

    Воистину, не оскудевает рука дающего! В 1897 году была заложена большая по меркам того времени лечебница для приходящих больных. Во время эпидемии тифа, разразившейся в Киеве в 1897 году, Великая Княгиня, стремясь облегчить участь тяжелобольных людей, открыла в монастыре временную лечебницу для женщин на 100 кроватей.

    Поскольку состояние ее здоровья продолжало ухудшаться, в апреле 1899 года после очередного приступа гипертонии Царственная инокиня вынуждена была по настоянию врачей переехать на дачу, находившуюся неподалеку от Киева. Однако как только наступило небольшое улучшение, она вновь возвратилась в монастырь и, вопреки советам родных и лечивших ее медиков, поселилась в нижнем отделении созданной ею больницы, в крохотной келье с окошком, выходящим в церковь.


    Понимая, что время ее земной жизни безжалостно истекало, что стремительно развивающийся рак желудка не дает никаких шансов на благоприятный исход болезни, Матушка Великая спешила завершить свои начинания. Теперь самым важным для нее стала предельная сосредоточенность на внутреннем делании. Она стремилась усилить духовную направленность своей благотворительной деятельности, нравственно усовершенствовав обитель.

    По мере того, как немощней становилась плоть, Великая Княгиня укреплялась духом, мужественно готовясь предстать перед Господом и твердо уповая лишь на Него и Его неложное обещание: «Претерпевший до конца, тот спасется» (Мф. 24,25).

    В конце марта 1900 года состояние здоровья Александры Петровны резко ухудшилось, началось сильное внутреннее кровотечение в желудке, происшедшее вследствие прободения язвы.

    9 апреля, в Светлое Христово воскресенье, Господь укрепил страдалицу, и она, исполнившись светлой Пасхальной радостью, почувствовала себя лучше. Однако уже к вечеру наступил кризис, продолжавшийся в течение трех дней, и в четверг Светлой Седьмицы,13 апреля (ст.ст.) 1900 года в 1час 20 минут Великая Княгиня тихо скончалась.

    Ушла с улыбкой на устах,
    Величественна и проста,
    Духовной укрепившись силой,
    Над немощью своей восстав,
    Под сень безсмертного креста,
    Подвижница Анастасия.

    Тело почившей, облаченное в иноческое одеяние, было положено в простой деревянный некрашеный гроб, который был приготовлен еще около десяти лет назад. Гроб накрыли монашеской мантией. Почившая еще при жизни оставила завещание не произносить надгробных речей и не украшать венками ее скромную могилу.

    Вложившая огромное состояние во взлелеянную ею обитель, она настоятельно просила ископать для нее самую обычную могилу без сводов напротив алтаря Покровского храма. Согласно ее завещанию, над могилой был поставлен лишь простой деревянный крест, выкрашенный в белый цвет, возле которого заботливые руки инокинь затеплили неугасимую лампаду.

    Однако высокая духовная жизнь ее стала песней. Легендой, переходящей из уст в уста. Призывным голосом набата, зовущим людей в горний мир.


    Вот одно из стихотворений, посвященное блаженной памяти Царственной инокини, презревшей бренную земную славу.

    Под сенью Вышнего Покрова
    Стоит новейший монастырь.
    Жила в нем телом нездорова,
    Душой – как сильный богатырь

    Подвижница Анастасия
    Благочестиво прожила
    Свидетель в этом вся Россия:
    Со всех концов сюда плыла.

    Одни спешили полечиться,
    Чтобы скорей выздоровлять;
    Другие жизни поучиться,
    Как имя Бога прославлять.

    Она талантами, дарами
    Всегда умела обладать;
    Работала и с докторами:
    Ей помогала благодать.

    Добро всем делать поспешала,
    Больных умела облегчить.
    Печальных в скорби утешала,
    Могла примером всех учить.

    Она была раба Христова,
    С душою ангельской, простой,
    Как самарянин, всем готова
    Исполнить долг любви святой.

    Евангелию подражала;
    Тяжело страждущих больных
    При операциях держала,
    Как мать, детей своих родных.

    Невыносимо кто страдает,
    И помощи с мученьем ждет,
    Княгиня сон свой покидает,
    Слюбовию к больным идет.

    Часов в двенадцать полуночи,
    При свете тайного огня,
    Ее недремлющие очи-
    Привет для будущего дня!

    Любила принимать участье,
    Ей было делом дорогим –
    Доставить людям больше счастья
    «Себе – ничего, все другим»!

    Любовью ближему служила,
    Создала сиротам приют;
    Во всем начало положила,
    Да славу Божию поют.

    Себя послушницей считала,
    Чтобы других не оскорбить;
    Священных много книг читала,
    Умела жить и всех любить…

    Всегда добро для всех творила,
    Не описать ее щедрот;
    Она дверь сердца отворила
    Для бедных, слабых и сирот!

    С богатыми. равно с простыми,
    Для всех она умела жить.
    Делами добрыми. святыми
    Всегда старалась дорожить.

    В Законе Божьем поучалась,
    Во время ночи, среди дня,
    Духовной пищей насыщалась
    И благодатию огня.

    Лучом святым многих согрела,
    Добру учила всех сестер,
    Ко всем любовию горела,
    Зажла любви святой костер!

    И долго будет он теплиться,
    При доброй памяти в сердцах:
    И память много лет продлится
    В сестрицах. братьях и отцах.

    Да, в наше время вырожденья,
    С трудом найти таких людей.
    Чтобы имели рассужденье
    И жажду праведных идей.

    не рассказать всего словами –
    На высоте прекрасных гор,
    Златыми всех зовет главами
    Новозаложенный Собор!

    Она так много создавала
    Своею щедрою рукой,
    Всем бедным милость раздавала;
    дай Бог душе ее покой!

    святыни русския любитель,
    Душой и сердцем умились,
    Зайди в священную обитель,
    Усердно Богу помолись!

    Она была добра и строга,
    Как солнышко перед грозой,
    Не зарастет к ней путь дорога,
    К могиле придут со слезой.

    Смиренная могила эта –
    В кресте лампадочка горит,
    Остановляет мысль поэта,
    О жизни вечной говорит.

    В ее могиле гроб сосновый,
    И деревянный крест простой –
    Свидетельправедной основы,
    Залог для нас любви святой…

    Она была смирна и кротка,
    Любила русских христиан.
    Земная жизнь ее коротка,
    Но вечен будет идеал.

    Л. Е. Ушаков

    Государь Император Николай II с глубочайшим сочувствием и уважением относился к подвижнической жизни Великой Княгини Александры Петровны, оказывая ей самую широкую моральную и финансовую поддержку. После ее блаженной кончины он повелел ежегодно отпускать из государственной казны огромную сумму в 80 тысяч рублей для содержания медицинских и благотворительных учреждений монастыря.

    После смерти Матушки Великой Господь не оставил созданную ею обитель, которая продолжала жить по ее заветам. Насельницы благоговейно хранили память о Царственной инокине и ее подвиге любви и продолжали следовать традициям, заложенным ею, веря словам Божественного Писания: «Нынешние временные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой, которая откроется в нас» (Рим. 8,28).

    Во время русско-японской войны 1904-1905 годов врачи больницы Покровского монастыря открыли для женщин безплатные курсы, на которых обучали уходу за больными и ранеными. Многие из тех, кто окончил курсы, были направлены в качестве сестер милосердия Красного Креста на Дальний Восток, где в то время проходили военные действия.

    Количество болящих, притекающих за помощью в монастырскую лечебницу, неуклонно возрастало. Становилось очевидным, что необходимо продолжать строительство. В 1910-1911 годах был возведен новый двухэтажный хирургический корпус больницы с домовой церковью во имя святого великомученика Пантелеимона.

    Строительство соборного храма во имя святителя Николая продолжалось на протяжении 15 лет. 9 мая 1911 года он был освящен. Собор, включавший в себя верхний трехпредельный храм и нижнюю церковь в честь иконы Богородицы «Живоносный Источник», был увенчан пятнадцатью куполами. По отзывам современников, он являлся одним из лучших образцов церковного зодчества. Однако внутреннюю роспись сделать не успели: началась Первая мировая война.

    В 1914 году в монастырской больнице был открыт лазарет на 225 кроватей для больных и раненых воинов. Так продолжилась заложенная Царственной инокиней традиция действенного служения Церкви страждущим.

    После революции 1917 года больница покровского монастыря перешла в ведение Наркомздрава, а церковно-приходская школа была передана в ведение Министерства народного просвещения.

    В 1919 году Советская власть объявила о национализации всего монастырского имущества. В этом же году в обители была организована Киево-Покровская женская трудовая религиозая и садово-огородная община. Управление общины осуществлялось общим собранием и советом, и просуществовала она вплоть до 1923 года, когда монастырь был окончательно закрыт.

    После упразднения обители все храмы были закрыты, а на ее обширной территории разместились т. н. «городок металлистов» и ряд учреждений, не имеющих к религии никакого отношения. Так, в обширном Никольском соборе были обустроены типография и книгохранилище Украинской Академии Наук, а в благолепном Покровском храме, — детские ясли, для организации которых сочли необходимым варварски уничтожить уникальную настенную живопись.

    Слава Богу и на том, что храмы, в лучших традициях тех драматических времен не превратили в склады, общественные туалеты или морги. Однако на этом поругание святыни не завершилось: в 30-е годы были разрушены все пятнадцать куполов собора, придававших особую неповторимость его виду. Так враг рода человеческого отомстил обители за те добрые дела, которые совершались в ней.

    Возрождение обители произошло во время нацистской оккупации Киева, в суровом 1941 году. Оно началось с восстановления традиций, заложенных основательницей монастыря, инокиней Анастасией. В обители была организована амбулатория, которая в период оккупации оказывала помощь оставшимся в городе жителям. Врачи амбулатории, рискуя жизнью, выдавали фиктивные справки о болезни, и тем самым спасали людей от вывоза их в фашистскую Германию на каторжные работы.

    При приближении линии фронта к Киеву оккупанты предпринимали попытки выселить практически все население города. Однако насельницы Покровской обители, несмотря на многочисленные угрозы и устрашающие приказы фашистских властей, отказались покинуть монастырь. Закрывшись в нижнем полуподвальном помещении храма, они на протяжении сорока дней находились на осадном положении вместе с тремястами гражданами, скрывавшимися от преследования гитлеровцев. И Сама Пресвятая Владычица, простерев над ними Свой омофор, защитила мужественных сестер и тех. кто с ними находился, от смертельной опасности.

    непосредственно после освобождения Киева на средства обители в монастырском здании был организован госпиталь для раненых солдат и офицеров, который до прибытия военного персонала обслуживали сами сестры. Они кормили и одевали раненых бойцов, используя для этого свои скудные средства, перевязывали им раны. До конца войны сестры монастыря продолжали работать в эвакогоспиталях. Высокий патриотизм насельниц обители был отмечен в советской прессе.

    Администрация эвакогоспиталей, находившихся в монастырских зданиях, неоднократно объявляла благодарность сестрам обители за их самоотверженный и благородный труд. На них, этих скромных труженицах на пажити Богоматери, исполнялись слова Писания: «Ищите, прежде всего Царствия Божия и правды Его» (Мф. 6, 33).

    Непосредственно после возобновления деятельности монастыря начались ремонтно-восстановительные работы. В июле 1943 года после капитального ремонта был освящен Покровский храм. В 1948 году начался ремонт Никольского собора. Комитет по ремонту собора возглавила родная сестра Святейшего Патриарха Алексия I, монахиня Ефросиния, внесшая первоначальные средства на насущные нужды. В мае 1948 года святейший Патриарх Алексий I, также внесший значительную сумму на восстановление собора, посетив Киев, остановился в монастырских покоях. Тщательно осмотрев собор, он с чувством глубокого сожаления отметил значительные разрушения, произшедшие во время войны, и благословил начатое дело.

    Благодаря усердным попечениям монахини Ефросинии и неусыпному вниманию Святейшего Патриарха Алексия I, внутренние восстановительные работы были завершены уже к маю 1949 года. 16 мая 1949 года храм был освящен, а в ноябре этого же года обитель вновь посетил Святейший Патриарх. В 1950 году были завершены работы по восстановлению нижнего храма.

    К сожалению, монастырю была возвращена лишь третья часть его прежней территории. Каменные здания обители отошли к различным государственным ведомствам, капитальный ремонт оставшихся требовал весьма значительных усилий. Однако это обстоятельство не приводило сестер в душепагубное уныние: монашеская жизнь продолжалась. Благодаря усердию насельниц, в обители возобновилось ежедневное уставное совершение богослужений, неусыпаемое чтение Псалтири, был налажен уход за престарелыми и немощными сестрами. Неустанными трудами и святыми молитвами сестер поддерживались в надлежащем порядке храмы, к которым постепенно возвращалось прежнее благолепие, ремонтировались возвращенные обители корпуса, благоустраивалась территория.

    В период так называемой «хрущевской оттепели», когда вновь на Святую Церковь обрушились гонения, Царица Небесная сохранила Свою обитель от закрытия. Сокрушительный удар безбожники нанесли по оплоту Православия – Киево-Печерской лавре, — милостию Божией не коснувшись Покровского монастыря. Однако сложность взаимоотношений между Церковью и государством долгое время сохранялась. наложив свойотпечаток на жизнь обители.

    В 1981 году Свято-Никольский храм постадал от сильного пожара, случившегося от удара молнии в крышу собора. Благодаря кирпичным сводам, слаженным действиям пожарной команды и самоотверженности сестер, огонь не проник внутрь храма, однако хлынувшая из пожарных брандспойтов вода значительно повредила настенную штукатурку.

    Пришлось вновь заниматься восстановительными работами. После того, как поврежденную крышу собора заменили новой, возникла необходимость осуществить внутренние ремонтные работы. Одновременно, используя установленные строительные леса, всецело полагаясь на Покров Небесной Владычицы и святые молитвы незабвенной основательницы обители, художники-реставраторы осуществили внутреннюю стенопись верхнего храма. Благодаря их искусной работе, собор за четыре года украсился великолепной росписью, которая была первой со времени его постройки.

    Силами сестер обители проводится постепенная реставрация и ремонт сохранившихся сооружений. На протяжении десяти лет, по чертежам, находившимся в городском архиве, Покровский храм был перестроен в соответствии с его первоначальным обликом, превратившись из деревянного в каменный. Были восстановлены его купола, в 1997-98 годах расписаны внутренние стены и своды. В мае 1999 года Предстоятель Украинской Православной Церкви Блаженнейший Владимир, Митрополит Киевский и Всея Украины, совершил освящение этой благолепной церкви.

    В начале 2000-х годов государственная корпорация «Укрреставрация» на основе сохранившихся архивных чертежей инициировала проведение работ по восстановлению пятнадцати разрушенных куполов Свято-Никольского собора. Блаженнейший Митрополит Владимир благословил добрые начинания реставраторов. Так постепенно начал восстанавливаться утраченный архитектурный облик этого величественного храма, являющегося одним из самых примечательных в Киеве.

    В декабре 2006 года, к несказанной радости насельниц обители и ее прихожан, были восстановлены первые купола, кресты для которых были освящены Блаженнейшим Предстоятелем УПЦ в начале 2007 года.

    В настоящее время реставрирована большая часть куполов, а восстановительные работы успешно продолжаются.
    Так былая слава вернулась в это благословенное место. Души прихожан и многочисленных паломников вновь радует тот особый дух, который заставлял их предшественников оставить все на свете, пренебречь суетными мирскими попечениями, чтобы устремиться в благословенную Покровскую обитель, основанную Царственной инокиней Анастасией, по праву названной Матушкой Великой, и оттуда, просветленными и очищенными святым покаянием начать восхождение тернистым путем крестоношения – к высокому строгому Небу…

    И в наш просвещенный век, ознаменовавшийся разгулом атеизма, явного или скрытого богоборчества, идолопоклонства, Владычица, как и прежде, дарует по молитвам благодатную помощь всем, к Ней притекающим.

    Пытаясь избегнуть бесовских прилогов,
    Не вдруг постигаем в гордыне своей,
    Что много дорог,
    уводящих от Бога,
    Но мало спасительных к Небу путей.

    Соблазнов и ересей в мир так много!
    Доверим спасенье Ему одному.
    Как много дорог,
    уводящих от Бога!
    Как мало тропинок,
    ведущих к Нему!

    Татиана Лазаренко

    Рекомендуем: жития святых, православные иконы.

    Читайте также:
    Святой мученик Иоанн Воин
    Святой мученик Трифон
    Святые, исцеляющие от тяжелых болезней
    Илия Муромец — святой богатырь

    1293

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем