А мне
  • Артос, хлеб Вечной жизни



    Его пекут один раз в году – в канун Светлой Пасхи. С благоговением и молитвой. А его святые частицы верующие хранят и используют лишь в особых случаях, чтобы победить болезнь или немощь, говоря при этом: «Христос Воскресе!»

    Как вы, вероятно, поняли, речь идет об Артосе, священном для всех членов Церкви хлебе, символе Вечной жизни и одном из главных атрибутов Пасхальной недели. В переводе с греческого Артос означает «квасной хлеб». По-другому его называют просфора всецелая.

    Освященный Артос ставят на солее пред образом Спасителя. Там он лежит в течение всей Светлой седмицы, и каждая Литургия заканчивается торжественным крестным ходом вокруг храма с принесением Артоса. А в субботу в конце Литургии священник произносит особую молитву, во время чтения которой Артос раздробляется и при целовании креста раздается народу как святыня.

    Накануне Светлой Пасхи мы решили узнать, как выпекают священный Артос, разобраться, как говорится, в самом процессе его приготовления. И с этой целью отправились в самую известную просфорню Москвы, где уже почти 30 лет печет служебные просфоры и Артосы просфорник Александр, сотрудник и прихожанин Данилова монастыря.

    Александр принял нас с радушием. И даже устроил небольшую «экскурсию»: показал, где хранится мука (кстати, экологически чистую без всяких примесей пшеницу для выпекания просфор и Артоса выращивают на специальном поле в монастырском скиту, что Рязанской области); где расположены расстоечные шкафы для выпекания и холодильники, в которых Артос охлаждается. А потом, демонстрируя отдельные элементы приготовления Артоса, обстоятельно ответил на все вопросы.
    Как оказалось, процесс выпечки Артосов длительный и непростой, просфорникам приходится учитывать немало нюансов. Да и готовится Артос по-другому, нежели просфора.
    – Артосы пекутся несколько иначе, чем просфоры, – объясняет просфорник Александр. – Их выпекают в специальной форме – в кастрюлях. Надо чувствовать тесто: как оно подходит, степень его крутости, время созревания…
    К выпеканию Артосов просфорники приступают с благоговением и молитвой. Сначала готовят низы, ведь на них нужно 3 килограмма теста, и потому доходят они дольше верхов – 2,5–3 часа. Тесто для низов сначала прокатывается, разрезается, взвешивается, формуется в круглый шар.

    Когда мы закатываем тесто, – рассказывает Александр Иосифович, – когда прокатываем его по столу, мы тем самым убираем все швы в середину, создаем тесту своего рода «кожу» с определенным поверхностным натяжением. Это делает Артос гладким. Тесто выкатывается до состояния, когда воздуха внутри не будет вовсе и оно становится равномерным.

    Затем хлебный шар раздавливается по диаметру кастрюли. Правда, плоским его делают не до конца, чтобы, поднимаясь, тесто заняло всю кастрюлю. Потом кастрюли накрывают крышками.
    – Все, первая фаза работы с низами завершена, – комментирует Александр Иосифович. – Дальше тесто будет подходить, часа 2,5–3. Чем оно будет более воздушным, тем лучше.
    Заложив низы в кастрюли, переходят к верхам. Вновь тесто взвешивают, отмеряют на верхи 900 граммов, снова его закатывают, чтобы оно стало абсолютно гладким. Потом пропускают через специальные валики, чтобы тесто стало тоньше и определенного диаметра – под размер печати. Затем на верхи под прессом вдавливается печать.

    В отличие от низов, верхушки выкладывают на деревянные противни и накрывают хлопчатобумажной тканью и клеенкой. Так они и подходят. Кстати, поскольку Артос – хлеб радости, обретения Вечной жизни, на нем никогда не изображают распятого Христа: либо только крест с терновым венцом, либо Воскресение. Чтобы печать легко отделялась от теплого теста, его посыпают мукой, затем излишки муки смахивают специальной метелкой.
    – Верхи подходят быстрее, чем низы. У них и масса меньше, и теплое дерево ускоряет процесс. Если низы подходят при 38–40 градусах, то верхушки мы оставляет доходить при комнатной температуре. Сейчас самое важное – следить за подходом теста. Верхи и низы должны подойти одновременно! Если верхи отстают, мы кладем их в расстоечный шкаф и чуть-чуть подогреваем. Если они, наоборот, подходят слишком быстро, мы выкатываем их в коридор, чтобы они охладились.
    И вот, наконец, две части будущего Артоса подошли. Теперь пришла пора их соединить. Для этого нижнюю часть сбрызгивают водой, а потом на нее аккуратно кладут верхушку. Делать это надо очень осторожно, ведь тесто еще очень мягкое, и его можно повредить.
    Соединив верхушку с низом, кастрюлю помещают в печь, и начинается выпечка. На этой стадии с тестом работают специальной длинной иглой, сделанной из рояльной струны. Каждые 5 минут Артос достают из печи и прокалывают этой иглой насквозь до основания. Так выпускают лишний воздух, чтобы Артос не деформировался. Проколы делают 5–6 раз на протяжении 40 минут. При этом температуру в печи постепенно, на протяжении двух часов, снижают: с 250 до 100 градусов.


    Вот и закончена очередная фаза

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    работы. Кастрюли с тестом достают из шкафов, и подрумяненный Артос вытряхивают из формы.
    – Артосы еще не готовы, – перехватывает наш невысказанный вопрос Александр Иосифович. – Они уже «прихватились», но еще не пропеклись. Поэтому мы их сейчас снова поставим в печь, но уже без формы, где они будут допекаться при температуре 100–120 градусов. Если в просфоры мы доливаем воду и печем их,
    , на пару, то Артосы требуют совершенно иной внутренней динамики выпечки.
    Из-за того что Артосы пекутся в формах, тесто в них как бы заваривается и необходимо изъять лишнюю влагу. Для этого просфорники периодически приоткрывают дверь камеры, чтобы выпустить пар. Но и на этом процесс выпечки Артосов не заканчивается. Горячий хлеб необходимо правильно остудить. Если оставить горячий Артос открытым, он попросту засохнет.

    Испеченные Артосы выкладывают на стеллажи и накрывают клеенками с продухами. Причем кладут их непременно боком: если положить Артос иначе, верхушка может провалиться внутрь. В таком положении хлеб «отдыхает» всю ночь, а потом еще один день стоит открытым – «дышит».
    И, наконец, последняя стадия: Артосы помещают в холодильник, чтобы влага равномерно распределилась по всему телу хлеба.
    – Простите, Александр Иосифович, а разве Артос в холодильнике не замерзнет и не окаменеет?
    – Нет, у теста совсем другая температура замерзания, нежели у воды. Артос, пролежавший неделю в холодильнике при температуре от 0 до -5, не только не замерзнет, но станет достаточно плотным. Ведь и в холодильнике процесс влагообмена в Артосе будет продолжаться.

    – Сколько вы планируете сделать Артосов в этом году?
    – Думаю, 800 штук хватит. Мы же видим, как их разбирают. И при необходимости допекаем еще. В основном, Артосы берут за неделю до Страстной седмицы. От нас их развозят по храмам Москвы, в другие города и за границу: в Грецию, Израиль, Францию, Испанию, везут даже в Перу.
    – А сколько при необходимости можно испечь Артосов за день?
    – Испечь-то можно много, скажем, 120 или 200 штук. Все зависит от количества оборудования и людей. Только зачем это надо? Мы начинаем выпекать Артосы за 3–4 недели до Страстной седмицы. И в среднем печем по 40 Артосов в день.
    – Сколько людей работает под вашим началом?
    – Сейчас у нас работает 7 человек. Все профессионалы своего дела. Кто-то работает 7 лет, кто-то 10, кто-то – 15!

    – Александр Иосифович, расскажите, а как вы сами стали просфорником?
    – Давно это было. У меня процесс богоискания начался еще в 70-е годы. В 81-м я крестился. Стал ходить в храм, причащаться. Воцерковился. Потом в 1986 году познакомился с тогдашним начальником просфорни диаконом Серафимом Шлыковым.
    У меня в тот период были большие проблемы, негде было жить с семьей. Я даже пошел работать дворником в надежде получить квартиру. И вдруг однажды отец Серафим мне и говорит: «Приходи к нам работать». Я ему в ответ: «Как же так? У меня вот есть…». А он говорит: «А Господь все устроит, как должно». Я задумался, пошел поговорить со своим духовником, а тот одобрил: «Иди! – говорит, – в церкви работать хорошо».
    – А вы когда-нибудь до этого пекли хлеб?
    – Что вы?! Никогда до того момента. Отец Серафим взял меня сюда на послушание, здесь я всему научился и продолжаю учиться до сих пор. Просфорня тогда находилась всего в одной небольшой комнате, где отец Серафим с братией начинал выпекать служебные просфоры. Я стал ему помогать. А когда он уехал в Иерусалим, продолжил его дело.
    Много народу сменилось за то время, что я здесь работаю. Бывало, хочет человек Богу послужить, приходит работать просфорником. А потом ему предлагают более серьезное дело: он становится священником или уходит в братию. Кстати, некоторые диаконы, которые работали в просфорне, сейчас – епископы и архимандриты.
    – А вам самому не хотелось изменить свою жизнь?
    – Был момент, когда меня тоже стали сподвигать к переменам, но я подумал, подумал и решил, что лучше останусь просфорником. Такова, видно, моя служба Господу.
    – Александр Иосифович, и последний вопрос: правда ли, что Артосы, которые пекут в Даниловом монастыре, самые лучшие?
    – Я воздержусь от ответа. Хвалить себя – это грех. Но мне приятно, что во многих храмах Москвы есть наши Артосы.
    – А вы можете на вид отличить хорошо испеченный Артос от, скажем, не совсем удачного?
    Если мне дадут возможность взять его в руки, потрогать, понюхать, послушать – то, конечно. Хороший Артос, когда по нему стучишь, звенит звонко. Это значит, он хорошо пропечен. А если звук глухой, тогда в середине тесто местами сыровато. Но, в конце-то концов, не это же главное. Артос – это хлеб Вечной жизни, хлеб богослужебный. Он не для насыщения, а для освящения нам дается.

    Правила приема и хранения артоса

    Современные христиане полученный артос вкушают не в храме, а дома. Ранее артос и просфору присутствующие на службе принимали натощак прямо в храме, дабы укрепить силы. Но сегодня службы стали заметно короче по времени, и частицы артоса принято брать с собой в дом, где его благоговейно хранят на случай возникновения болезни или недомогания. Употреблять артос надлежит в случаях, когда необходима сильная поддержка души и тела. При остром течении болезни и в особенных случаях частичку получаемого в Церкви один раз в год артоса употребляют с непременным молитвенным сопровождением: «Христос воскресе!». Как и другие Святыни (антидор, просфора), артос предпочтительно вкушать натощак. При этом крошить Святыню строго возбраняется. Части святого хлеба не должны попадать под ноги. Для этого советуют всегда подкладывать под артос бумагу или блюдце, чтобы упавшие крошки не оказались попираемы. Осыпавшиеся части артоса нельзя выбрасывать. Их помещают вместе с остатками артоса и хранят в углу возле икон обернутыми в бумагу или специальный мешочек. Когда артос заканчивается, крошки сжигаются. Также поступать следует и с бумагой, где находилась Святыня, а также с любым предметом, который со Святыней соприкасался. Испорченный артос и емкости для его хранения можно сжигать самостоятельно, но лучше отнести вещи для этих целей в Церковь. Для хранения артоса можно приобрести специальные мешочки, которые в разнообразии можно увидеть в церковных лавках. Они, как правило, шьются на шнурочках или тесьме и помогают защитить Святыню от влаги, пыли и солнца. Такие мешочки изготавливали изначально для просфор, и назывались они просфорницами, но изящные образцы с бисерной вышивкой и ленточными украшениями есть и специально для артоса. Если не удалось присутствовать на раздаче артоса, его всегда можно попросить в храме, чтобы взять с собой домой.

    Как исцеляет артос?

    Процесс приготовления, освящения, раздробления и раздачи артоса сопровождается молитвами в храме и наполняет Святыню врачевательными свойствами. Являясь святым хлебом, артос требует бережного отношения и не менее трепетного и умеренного использования. Освящение артоса производится в честь Воскресения Господа и во славу памяти этого события. Сама молитва по освящению артоса содержит просьбы насытить хлеб способностью исцелять недуги и немощи души и тела и уберегать всех вкушающих от болезней. Священнослужителем испрашивается у Господа Бога благословение на насыщение хлеба Божией благодатью. Артос, как и другой Святой хлеб, преисполняется великой силы, но ошибкой будет преувеличивать потенциал частиц артоса. Заблуждением будет считать артос душеспасительной святой пищей, вкушение которой заменяет серьезные Таинства. Причащение болящего Кровью и Телом Христа не равноценно принятию артоса и Богоявленской воды. Это следует помнить всегда. Никакая Святыня не заменяет Таинство, но она является сосудом благодати, благословленным для помощи болящему.
    Артос является лекарством, врачующим душу и тело в сложных случаях, позволяющим снять боли и успокоить страсти. Но важно помнить, что принятие артоса не может заменить принятие Причастия. Артос по воздействию схож с помощью Богоявленской воды. Приняв святой хлеб с молитвой, верой и благодарностью, можно ожидать ослабления страданий тела, надеяться на успокоение терзаний души. А всецелый спасительный эффект обеспечат постоянное посещение храма, участие в богослужении и принятие совершающихся в храме Таинств. Поскольку артос является Святыней с большим потенциалом, его советуют хранить для особенных ситуаций и вкушать реже, чем, к примеру, антидор. Каждый день вкушать артос стоит лишь во время реабилитации после операций и длительных периодов болезни. Максимальный целительный эффект обеспечивает артос вкупе с иными Святынями. Так, например, скорейшему излечению способствует вкушение артоса, святой воды, частиц просфоры вместе с помазанием елеем и молитвами к иконам православных Чудотворцев. Святой хлеб с богатой символикой соединяет все, что нужно человеку для здравия тела и души. При вкушении артоса рекомендуется не забывать о его благодатном наполнении и понимать, что святой хлеб в меньшей мере является пищей телесной, а выполняет важную роль духовной пищи.

    Две истории о последствиях не благоговейного отношения к святыням. Просфора.

    Часто приходится наблюдать, как люди весьма и весьма небрежно относятся к святыням (иконы, святая вода, просфоры, свечи и т.д. и т.п.) Иконы лежат, где попала и как попало, могут стоять на полу (даже в кабинете ректора Кишиневской Православной Академии и в иконой лавке в Центральной Колокольне Кафедрального Собора [1]); вообще не следят, чтобы на пол не падали крохи с просфор и детей своих не приучают (те вообще могут бегать по храму с полным ртом и размахивая просфорой); могут даже остатки святой воды выливать куда-попало; то, что уходит в утиль выбрасывают в общий мусор и т.д. и т.п. Видел даже такие ужасные картины, как в угле, где держали святую воду, чего-то только не было — как у бабы Феодоры завален весь хлам от сковороды, до рулона туалетной бумаги. И потом, как говорит а.Павел:

    30 Оттого многие из вас немощны и больны и немало умирает.
    (1Кор.11:30)

    … ибо то, что освятил Господь мы попираем, как свиньи жемчуг (Матф.7:6). Как рассказывал преподобный Паисий один случай, когда женщина вылила в раковину святую воду и стала бесноватой.

    И вот сталкиваясь с такими примерами небрежения приходится рассказывать две маленькие жутковатые истории из своей жизни. Я к святыням отношусь очень внимательно и бережно — Слава Богу, при моих первых шагах воцерковления, достаточно было пару слов из уст верующих, что даже «ватку с освященным маслом, нельзя выбрасывать», чтобы понять насколько все серьезно. Все, что уходит в утиль собираю в отдельный кулек, даже огарок от лампады, все что прикасалось со святыней. Для мойки лампад отдельная губка, воды сливаю в отдельное место. И не смотря на все это, по своей халатности, мне были весьма два серьезных звоночка, о которых и хочется рассказать.
    [1] правда, после того, как им сказал, что это не есть хорошо, они все-таки потом подняли иконы.

    Две просфоры. Две рогатые чудины.

    Как-то я взял из церкви две просфоры, положил их себе в карман куртки и благополучно забыл о них.

    Просфора́ — богослужебный литургический хлеб, употребляемый в Православии для таинства Евхаристии и для поминания во время Проскомидии живых и мёртвых.
    Своим происхождением просфора уходит в глубокую древность. В Ветхом Завете упоминается заповедь о принесении хлеба в жертву: «пусть он приносит в приношение свое квасный хлеб, при мирной жертве благодарной» (Лев. 7:13). В скинии Моисея находились хлеба предложения (пресные), состоящие из двух частей, что символизировало хлеб земной и небесный, то есть два начала, Божественное и человеческое.
    [wiki]: Просфора

    Напомню, Проскомидия — первая часть литургии, о которой многие верующие не догадываются, т.к. проводится в тайне в алтаре — священник вытаскивает из каждой просфоры частицы поименно за умерших или живых, и потом эти частицы кладутся на дискос возле Агнца, тем самым символизируя всю Церковь — Христа и Его паству, членов Его Тела. Тем самым сама просфора освящается и это уже не просто хлеб.

    В общем забыл я про свои две просфоры. Через несколько дней, будучи у отца, мы собрались с ним в гости к соседу в сауну, и, сунув на улице руку в карман, обнаружил те самые две просфоры. Просфоры уже заплесневели. Нужно было их сжечь — я не знал, как поступить — возвращаться обратно в дом и оставить там просфоры было лень, оставить их в кармане — вновь забуду, и самое лучшее, что мне взбрело в голову оставить их в кулечке тут же на скамейке, чтобы на следующий день утилизировать их. Простая мысль взять их собой и сжечь у соседа в камине, почему-то мне не пришла в голову.

    Когда мы приехали, просфор уже не было. Ни на полу, нигде. Думаю, съела какая-нибудь голодная бродячая собака.

    И в ту ночь снится мне какой-то жуткий сон… к сожалению, тогда не записал его, поэтому помню весьма смутно, но приходили ко мне какие-то две рогатые черные твари, на полу валялся какой-то череп, который пинали, чуть не играли футбол, вокруг темнота и черные силуэты.

    Не помню определенно, но запомнил жуткое, тягостное состояние. Я тогда тут же проснулся, и пришла мысль, что это в связи с теми двумя просфорами — какие-то две души, не получили приношение за них, а святыня данна была на поругание бесам.

    Пришлось каяться за этот свой проступок, дабы не постигло меня чего-нибудь еще хуже (Иоан.5:14), и Бог заглаживает все наши ошибки, лишь бы просили прощения. Аминь!

    Пожирающие черви

    Когда я уже алтарничал, принес как-то домой большую Богородичную просфору — порежешь такую на кубики, и не волнуешься несколько дней о пополнение запасов, тем более что приход большой, просфор по воскресным дням часто не хватало и не всегда была возможность, даже как алтарнику, принести домой просфору хотя бы на неделю до следующего воскресенья — себе принесешь — другим не хватит.

    И вот порезал ее, но не поставил на просушку — точнее, т.к. просфоры было много, верхний слой высох, а нижний, чую, еще «сырой» и в таком недосушенном состоянии поставил в темное место. И вот каждое утро меня мучала мысль, что нужно поставить просфору вновь на просушку, хорошенько ее перетрусить и на солнце, ибо покроется плесенью. Делов 5мин, ан нет… скорее за дела во Славу Божью — труба зовет!

    И вот снится мне сон. Прихожу в чью-то квартиру (уже не помню кому именно) и тот (или та) дает мне какой-то запечатанный толстый конверт, словно какой-то ровный брусок с округлыми гранями, плотно затянутый в кожу.

    И вскрыл я этот пакет. И вдруг из него поползла какая-то армия из черных мелких паучков и муравьев, который полезли по моей руке, и потом стали расходиться по всей комнате, по всем стенам вдоль и поперек. Вначале я особо не придал этому значению — стал трясти рукой, пытаясь сбросить себя всех этих насекомых, но они стали проникать мне под кожу, въедаясь в тело, и вся эта нечисть стала пожирать мое тело! Я стал бешенно трясти рукой, но это уже невозможно было остановить! Это было похоже на какой-то голливудский фильм ужаса, с одной существенной разницей — я не просто был посторонним зрителем своего сна, а реально ощущал весь ужас, как это мелочь, как черный песок, кислота, сжирает меня изнутри. И резко проснулся.

    Странный сон, подумал. С момента воцерковления, мне очень редко снились кошмары. Подумал, что что-то тут не то, но не знал к чему и решил, что это просто пустой кошмар.

    В то утро наконец-то решил поставить на основательную просушку просфору и… ахнул… кусочки просфоры изнутри поедали черви! Маленькие, розовые. Вот и сон в руку. Звоночек. Я пол-дня потратил на то, чтобы почистить всю просфору от них, проверяя каждый кусочек. Просто сжечь всю просфору было бы слишком легким решением в ситуации, создавшейся, благодаря моей безалаберности. Совесть просто не позволяла.

    Вот такие голливудские страсти. Поэтому будьте осторожны со святынями. Там особая благодать Бога. Не топчите, как свиньи даный вам жемчуг. Аминь!
    — © Александр Дрэничеру
    (поминайте меня в своих молитвах)

    Радоница
    20 апреля 2015г
    «Записки мирянина»
    dralexmd.livejournal.com

    1789

    Источник: Татиана

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем