А мне
  • «Подрастающее поколение не может жить без детской литературы»

    Писатель Владислав Крапивин — о Севастополе, новых и старых капитанах свой флотилии.

    Писателя Владислава Крапивина можно смело назвать классиком отечественной детской литературы. Мальчишки из его книг, появившихся в 1970-е, становятся героями новых поколений. Отряд «Каравелла», созданный командором Крапивиным более полувека назад, готовит всё новых юных капитанов. Писатель не так часто покидает Екатеринбург и в Москве оказался в связи с торжественным событием— вручением ему премии Президента Российской Федерации в области литературы и искусства за произведения для детей и юношества.
    В. П. Крапивин
    — Президентская награда была для вас неожиданностью?

    — Я кое-что слышал, что меня собираются выдвинуть на эту премию, но не предполагал, какой будет результат. Для меня эта премия — в первую очередь знак признания детской литературы в стране. Внимание, конечно, приятно.

    — Это случилось в дни, когда любимый вами Севастополь, неоднократно воспетый в ваших книгах, вновь стал российским городом. Знаково!

    — Не все восприняли эту новость одинаково. Кто-то говорил, что я «продался генеральному штабу». Кто-то с радостью обсуждал, что я поддержал севастопольцев…
    Я говорю: «Ребята, что я могу сказать? Это моя вторая родина». Я не влезаю в политику, но я счастлив, что Севастополь снова стал частью нашей страны. Когда узнал о том, что он снова наш, я налил стопочку коньяка, включил запись песни «Легендарный Севастополь», позвонил своим севастопольским друзьям-«парусникам» и сказал: «Ребята, это все-таки случилось. Мы дожили!».

    — После того как президент вручил награду, вам удалось кулуарно побеседовать. О чем говорили, если не секрет?

    — Я выступил после получения награды и выразил надежду, что эта премия еще больше привлечет внимание общества и руководства страны к детской литературе.

    — Откуда все-таки у вас, уроженца Тюмени, такая пронзительная любовь к Севастополю, его парусам и флагам?

    — В детстве мы с моим другом Павликом прочли книжку Сергея Григорьева «Малахов курган» про моряков. По ней мы устраивали свои игры. Бумажные фигурки из этих игр до сих пор хранятся в литературном музее-центре Тюмени. Может быть, нам не хватало моря, в детстве ведь частенько играют в то, чего не хватает. Когда я впервые оказался в Севастополе, понял, что это тот самый город, о котором мечтал. Стал писать про него, про его защитников, про корабли и ребят.

    — Мне очень нравилось, что мальчишки в ваших книгах независимы в суждениях от порой откровенно глупых взрослых. Даже если эти взрослые занимают руководящие посты. Как вам это разрешали?

    — В одной из моих повестей есть эпизод, когда учительница говорит: «Страшно не отсутствие дисциплины, страшно неповиновение». Мне рассказывали, что в некоторых городах учителя, узнав, что вышел новый номер журнала «Пионер», где печатались мои повести, бежали в библиотеки и вырывали «крамольные» страницы. Просить меня что-то менять было бессмысленно. К тому же в «Пионере» работали замечательные люди. Некоторые помнили Гайдара. Их поддерживал ЦК комсомола, где были совсем не одни бюрократы и чинуши. Эти ребята были тесно связаны с «Артеком» и «Орленком», и они по-настоящему ратовали за развитие детского движения и очень помогали детским писателям.

    — Вы представляете, как в современную жизнь вписались ребята, для которых героем был Сережа Каховский из вашей, вероятно, самой популярной книги «Мальчик со шпагой»?

    — В Москве ко мне в гости пришло тридцать ребят из моего отряда. Все они выросли точно такими, какими я хотел бы их видеть. Настоящими, всегда готовыми прийти на помощь друг другу и вытащить за уши из любой беды. На них всегда можно положиться, и я могу позвонить им в любой момент. Не могу сказать, чье сейчас время, но слава богу — Сережи Каховские по-прежнему есть на свете!

    — Кто-то из героев «Мальчика со шпагой» погиб, кто-то вернулся из Афганистана и Чечни. Пионерское детство готовило их к таким испытаниям?

    — Они еще в детстве получили моральную закалку и знали, что в жизни может случиться всякое. Домой они возвращались опаленные-обоженные, но не сломленные.

    — А вы уверены, что такие герои сейчас нужны?

    — Вы знаете — да! Они нужны всегда. Многие читатели приходят на встречи, оставляют отзывы, участвуют в читательских конференциях и говорят, что Сережа Каховский или Кирилл Векшин помогли им найти друзей. Понять, какими должны быть настоящие отношения между ребятами в сегодняшней жизни. А ведь эти книги были написаны давно, около сорока лет назад. Значит, в них рассказывается о чем-то очень важном.

    — В 1980-е ваши книги практически невозможно было купить, в библиотеках за ними всегда была очередь. Интернет, вероятно, решил эти проблемы?

    — Сейчас всё гораздо хуже. Интернет интернетом, но электронные книги — это не

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    совсем то. А сами книги сейчас издаются гораздо меньшими тиражами. Ранее книга выходила средним тиражом 100 тыс., а сейчас только 5 тыс. Я считаю, что живая, напечатанная на бумаге книга — это явление, без которого невозможно нормальное детство. Книга — часть человеческой цивилизации.
    Я везде стараюсь пробить идею создания или возрождения массового литературного журнала для детей. Чтобы этот журнал приходил к ребятам в каждую школу, в каждый дом. Чтобы они привыкали к героям детской литературы, чтобы ждали продолжения. Как это было с первыми читателями «Мальчика со шпагой». Я хочу сказать, что детская литература — одно из вечных явлений, без которого не может жить подрастающее поколение.

    — Мы росли на ваши книгах, а на каких росли вы?

    — Мой самый любимый писатель — Константин Паустовский. У него я учился и учусь писать. Наверное, благодаря ему я и состоялся как литератор. Это основа моих пристрастий и моей писательской методики. А вообще-то у меня немало любимых писателей. Гайдар и Грин, Джек Лондон и Лев Кассиль, Катаев и Каверин и другие.

    — Вам не кажется, что в стране не хватает детских организаций? Может быть, без строгой идеологической составляющей, но как-то объединяющих ребят.

    — Конечно! Ведь в советское время были не обязательно пионерские организации, где командовали «мариванны». Были и отряды крепкие с хорошими вожатыми, которые воспитывали у ребят чувство товарищества, долга.

    — Скучаете по тем временам?

    — А мне что скучать? У меня моя екатеринбургская флотилия «Каравелла» рядом. На озере стоит целая эскадра, ребята сами строят корабли, устраивают фехтовальные турниры, готовят корреспондентские материалы, снимают фильмы. Дом, где я живу, стоит на берегу озера. На другом берегу — яхт-клуб, где базируются все парусники «Каравеллы». Надо ими заниматься. Я говорю своим: «Ребята, я уже старый...» А мне в ответ дружное: «Не-е-ет!». Так что никуда не денешься! Вот уже 50 лет.

    А есть же еще отряды, которые создавались по принципу «Каравеллы» в других городах. Несколько лет назад я написал книгу «Струна и люстра», где изложил свои идеи о необходимости возрождения детской организации. Но нужно ли это сегодня?

    — Герои ваших книг всегда готовы прийти на помощь. Наверняка за этой помощью к вам обращались ваши читатели?

    — Обращались, приходилось помогать и не раз. Но я не хочу вдаваться в подробности, потому что главное дело писателя — это книги и творчество, а те, кому я помог, это мои друзья, и я рад, что они есть на свете.

    Источник: «Известия»

    373

    Источник: Правсобеседник

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем