А мне
  • О бесах и правописании

    Вопрос священнику:
    — Почему вы пишете «бессилен», а не «безсилен»? У вас получается «бес — силен»! Зачем вы прославляете нечистых духов?

    — Что ж, если принять это требование, надо идти до конца: с нечистыми духами шутки плохи. Вместо «беседа» придется писать «безеда», вместо «небесный» – «небезный»… А как прикажете переименовать демонстрацию? чертежника? начертательную геометрию?

    Вся эта лже-этимология замешана не только на гордости (я, дескать, научу вас правильно писать, а то бы вы невеждами остались), но и на оккультизме (напишу «бессилен» – того и гляди он явится и силу свою покажет…) Приставка «бес-», как и другие, вырванные наугад фрагменты слов, ни малейшего отношения к нечистым духам не имеют. Если кто-то желает писать так или эдак – вольная воля, но нам, – особенно православным! – следует руководствоваться не чьими-то фантазиями, а правилами грамматики.

    — Вот как раз правила грамматики и требуют всюду писать приставку «без-». Посмотрите дореволюционные издания: там не увидишь «сильных бесов»! А сразу после революции евреи и масоны заменили русское правописание на кривописание…

    — Если бы вы в самом деле посмотрели дореволюционные издания, вы бы обнаружили, что имя нечистого духа там имеет совсем другой вид – «бѣсъ» (по-украински «бic»: ять переходит в i) – так что правописание приставки тут не при чем.

    Однако, если выбросить отсюда бесовщину, остается весьма интересный и своевременный вопрос о реформе правописания, о «старой» и «новой» орфографии. В самом деле, послереволюционная реформа орфографии – хоть и подготавливалась она еще до 1917 г. – оказалась в ряду мер, которые новая власть направила против русского культурного наследия вообще, и православного наследия в частности. В самом деле, следование «новой» орфографии, еще до официального ее принятия, было признаком «прогрессивного» умонастроения, а употребление ятей и еров при большевиках становилось поводом к расправе. И в эмиграции фронт идеологической борьбы еще не так давно можно было проследить по орфографии: консервативные и церковные печатные издания оставались верны дореволюционной грамматике, а издатели «красной» и «розовой» ориентации переходили на «советское» правописание.

    Можно смело констатировать: реформа правописания была одной из тех бесчисленных потерь, которые понесла Россия на своем крестном пути ХХ века. Думаю, по этому вопросу у здравомыслящих людей, русских патриотов, разногласий не будет. Но остается другой вопрос, а именно: следует ли сейчас эту реформу отменить и вернуться к старой орфографии?

    Здесь, по здравому рассуждению, ответ, скорее всего, будет отрицательным. В деле защиты и восстановления русской культуры и языка есть задачи гораздо более важные и неотложные, как с практической, так и принципиальной точки зрения. Еще одна реформа правописания послужила бы только поводом для дальнейших раздоров в обществе, стала бы удобной мишенью для атак со стороны врагов исторической России и Церкви.

    В условиях эрозии культуры и торжества бескультурья (согласитесь: в этом слове приставка выглядит вполне уместно!), под ударами самодовольного невежества, как извне, так и изнутри, когда агрессивные группы и фракции не только сами себе устанавливают правила орфографии, но и переписывают историю, и перекраивают нравственность, и рвутся переиначить Православие, прежде всего надо консолидировать нашу общую культурную основу, взять под защиту наш общий язык. По слову апостола Иоанна, «Держи, что имеешь».

    С давних времен известен классический диалог:

    – Папа, почему нельзя писать, как слышится? Для чего нужно правописание?

    – Для того, чтобы отличить образованного человека от безграмотного!

    Надо было дожить до III тысячелетия от Р.Х., чтобы в полной мере оценить глубину содержащейся здесь мудрости: наглая, тупая безграмотность, как бесплодный бурьян, заполоняет нашу страну, только-только расчищенную от большевицкого хлама.

    Недавно мне вручили брошюру, посвященную буквально этой самой тематике: старинному правописанию, советскому «кривописанию», прискорбному факту смены одного на другое, евреям, масонам и т.п. Набрана она была с ятями и ерами, но увы! –орфографией здесь и не пахнет. Патриотические борцы с «советским бес-памятством» умудрились вляпать в свой зажигательный опус в среднем по три ошибки на абзац.

    Недаром говорил один профессор: «Так называемая новая орфография – никакая не новая. Она всегда существовала на задних партах, среди тупиц и бездельников». Ну, а сегодня той же участи подвергается современная грамматика, и то же самое племя тупиц и бездельников безнаказанно засоряет и похабит русский язык, русское сознание, русскую культуру.

    А между тем, научиться грамотно писать по старой орфографии – интересная и совсем не сложная задача для каждого, тесно связанная к тому же с церковнославянской грамматикой. И сегодняшняя техника дает прекрасную возможность реализовать этот навык: некогда запретный ять вместе с фитой и ижицей уже входят в стандартные наборы букв, так что остается лишь найти им место на клавиатуре вашего

    Кто ваш Небесный покровитель? Узнать

    компьютера.

    Иеромонах Макарий
    г. Иваново

    Источник: сайт «Священник отвечает»

    1066

Популярные за неделю

Вернуться на главную

Рекомендуем